Протокол допроса Пилипюка Леонида Дмитриевича

От редакции:
В первом эпизоде допроса речь идет о расстреле евреев-ремесленников, который имел место в сентябре 1942 г. на поле с.Росоловцы. Во втором эпизоде допроса упоминаются расстрелы евреев, которые проводились в 1942 г. возле Староконстантинова в противотанковом рву.

Протокол допроса Пилипюка Леонида Дмитриевича

Заверенная копия

Протокол допроса обвиняемого

Староконстантинов, 26 апреля 1947 г.

Я, cтарший следователь района при Министерстве госбезопасности 24-й механизированной дивизии, капитан Балашов допросил в качестве обвиняемого Леонида Дмитриевича Пилипюка,

род. в 1924 г. в с. Малинка Антонинского р-на Каменец-Подольской обл., там же проживает, украинец, имеет образование 5 классов.

Вопрос: Доложите подробно о ходе расстрелов советских граждан еврейской национальности за селом Маневцы и за Староконстантиновым, в которых Вы участвовали!

Ответ: Расстрелы советских граждан еврейской национальности за селом Маневцы Красиловского района в сентябре 1942 г. происходили следующим образом. Утром группе полицаев, в т.ч. ГЛАБЧАСТОМ (сокращение, не могу объяснить – переводчик) и другим, в полицейском управлении выдали по карабину и 10 боевых патронов. После этого мы получили на день хлеб и поехали тотчас на автомобиле на расстрел в село Маневцы. Когда мы прибыли, возле места расстрела, в конюшне, за пределами Маневцев, на территории бывшего подсобного хозяйства Красной Армии под конвоем находились евреи-специалисты, как их называли (сапожники, портные и др.). Сколько их там было, нам не сказали. Я лично не знаю.

Немцы сразу распределили нас, полицаев, как часовых на посты для предотвращения побега евреев во время расстрела и проникновения местного населения на эту территорию. Вскоре после этого евреев вывели из конюшни. Их голыми вели к яме, находившейся вблизи конюшни, и немцы расстреливали их группами выстрелами из автоматов. По окончании расстрела нас, полицейских, сняли из оцепления. Затем я вместе с другими полицаями, чьи имена мне неизвестны, поехал на грузовике по приказу немцев на сахарный завод в село Кременчуг Антонинского р-на за известью. Мы привезли известь и начали засыпать землёй яму с трупами. Сверху бросали известь, чтобы не было запаха.

Во время захоронения расстрелянных евреев я видел среди убитых детей, стариков и женщин. Засыпав яму, мы, полицаи (30-40 человек) и примерно такое же количество немцев сели в автомобили и поехали на наше место службы в Антонины. Покидая место расстрела, я заметил, что конюшня была пустой; внутри ни одного еврея не было. Одежду расстрелянных немедленно погрузили на грузовик и отвезли в полицию.

Второй расстрел в лесу за городом Староконстантиновом (СК) происходил таким образом. Утром мы, сотрудники Антонинской районной полицаи, в количестве примерно 40 человек под командованием начальника полиции Кауфмана прибыли на грузовике в СК. Кауфман зашёл в полицейский участок СК. Выйдя оттуда через несколько минут, он велел нам идти пешком в лес. Автомобили остались в городе. Мы все со своими карабинами пришли в лес, где уже находились полицаи из районной полиции СК. Немцы распределили нас в оцепление и объяснили, что мы не должны допустить побег евреев во время расстрела и проникновение населения на территорию. Затем немцы повели голых евреев – стариков, женщин и детей – к противотанковому рву и расстреливали из автоматов.

Откуда евреев привели в лес, я не знаю. Всего было здесь расстреляно не менее 200 человек. По окончании расстрела сотрудники районной полиции Антонин вышли из леса на дорогу, сели в машины и поехали к зданию полиции, а сотрудники районной полицаи СК остались, чтобы засыпать трупы расстрелянных евреев.

Вопрос: Назовите имена полицаев из районной полиции СК, которые участвовали в расстреле 200 человек.

Ответ: Имён полицаев районной полиции СК, которые вместе со мной участвовали в расстреле советских граждан еврейской национальности, я не знаю, т.к. видел их лишь один раз. Узнать кого-то из них в лицо мне было тяжело.

Вопрос: Кто из полицаев непосредственно расстреливал евреев?

Ответ: Я не видел, чтобы кто-то из полицаев стрелял в евреев. Евреев расстреливали немцы под командованием Кауфмана. Однако во время расстрела еврейских граждан за селом Маневцы в сентябре 1942 г. я видел, как полицай Гонтарь из районной полиции Антонин (имя и отчество неизвестно), который родом из Красиловского района (из какого села, не знаю), расстрелял трёх евреев, которых привезли откуда-то уже после окончания массового расстрела.

Вопрос: Где находится Гонтарь?

Ответ: Не знаю. После расстрела еврейских граждан за селом Маневцы я его больше не видел, т.к. немцы перевели его из районной полиции в Антонинах на другую работу, а именно, кажется, в полицию СК.

Подписи свидетеля и следователя

Подтверждаю подлинность копии протокола: помощник прокурора Хмельницкой обл., старший советник юстиции Зарубин (подпись)

30 марта 1973 г.

Примечание

Оригинал данного протокола находится в уголовном деле №24973 (личный номер
28-29) по обвинению Л.Д.Пилипюка.

Печать: прокурор Хмельницкой обл.

Подлинность перевода подтверждаю: Вальдемар Авакович

За подлинность копии
Дортмунд, 2 октября 1973 г.
Служащий юстиции Вайдеманн (подпись)

На печати: прокуратура Дортмунда

Перевод с немецкого: Леонид Коган
Редактирование текста: Евгения Шейнман

Источник: Федеральный архив Людвигсбурга (Bundesarchiv Ludwigsburg)

Вам нравится сайт Красилов Еврейский?

Вы можете помочь развитию проекта. Я хочу помочь!

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on email
Share on print
Рекомендуем прочитать

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *