Разное

20 фактов о неевреях в еврейском национальном возрождении

Добавлено: 09-10-2014 Изменено: 21-05-2017

СИОНИСТЫ БЫВАЮТ НЕ ТОЛЬКО ЕВРЕЯМИ
Ариэль Бульштейн

1. Итальянец Бенедетто Мусолино был потомком дворянской фамилии из южной Калабрии. В 1851 году он написал книгу «Иерусалим и еврейский народ», в которой изложил план по созданию еврейского государства в Эрец Исраэль – государства, где национальным языком был бы иврит. Простая математика показывает, что Мусолино на целых 45 лет опередил Теодора Герцля. Впрочем, во время написания его книга так и не была опубликована, а значит, мы никогда не узнаем, мог ли никому не известный итальянец стать провозвестником происшедшего в последние полтора века еврейского возрождения.

2. Одними из первых к этому движению присоединились субботники, простые русские крестьяне, перешедшие в иудаизм. Более ста лет тому назад среди них возникло движение за переселение в Эрец-Исраэль, которое нашло общий язык с первыми российскими сионистами. Но и в Земле Обетованной субботники не искали легких путей. Безграничный идеализм геров привел их на тогдашнюю «передовую», в новые поселения Галилеи, где первых переселенцев ждали малярийные комары и арабские разбойники. Даже такие трудности не сломали субботников, и сегодня их по праву можно причислить к первым героям практического сионизма.

3. Рассказывают, что один из членов британской Палаты лордов, симпатизировавший евреям, спросилflag_isr как-то тогдашнего главу сионистского движения Хаима Вейцмана: «Почему вы, евреи, так настаиваете на строительстве национального дома в своей Палестине, в то время как мир полон территорий и получше, которые было бы намного удобнее заселить?» Вейцман моментально ответил: «Ну я же не спрашиваю вас, почему каждое воскресенье вы отправляетесь в другой город, чтобы навестить свою мать, в то время как на вашей улице живет так много достойных леди преклонного возраста». После этого ответа не было в британском парламента более преданного сторонника сионистов, чем упомянутый лорд.

4. Примерно в это же время другой британец, офицер Джон Генри Паттерсон, был назначен командиром созданного Жаботинским и Трумпельдором Еврейского легиона. Его роль в создании первого за почти два тысячелетия еврейского военного подразделения трудно переоценить. При этом полковник Паттерсон не просто обучал еврейских новобранцев военному делу, но и вселял в них уверенность в окончательном успехе. Даже когда британские власти резко изменили свое отношение к сионизму, перейдя от дружелюбной симпатии к лицемерному противодействию, офицер и джентльмен Паттерсон не предал своих еврейских соратников.

5. Паттерсон поддерживал идею создания еврейского государства до самой смерти и всего год не дожил до возникновения Израиля. Самого Жаботинского он пережил на семь лет, однако даже смерть не поставила точку на истории дружбы двух соратников и представителей двух народов. Во-первых, когда еще при жизни Паттерсона в семье Бен-Циона Нетаньягу, в прошлом секретаря Жаботинского, родился первенец, его решили назвать Йонатаном в честь Паттерсона. Йонатан станет таким же храбрым воином, как Джон, и войдет в историю в качестве одного из величайших героев Израиля. А во-вторых, в 1999 внук Джона Паттерсона посетил Израиль, встретился с внуком Зеэва Жаботинского и побывал в Институте Жаботинского, где ознакомился с архивной папкой материалов о своем деде. Знакомство двух потомков привело к тому, что правительство Израиля согласилось перенести прах полковника в еврейское государство и захоронить его на том же кладбище, где покоятся бывшие солдаты Паттерсона.

6. Дружба и общее дело связывали с Жаботинским и одного из самых значительных сторонников сионизма из числа христиан, голландского пастора, журналиста и писателя Пьера ван Пассена. Сионистом он стал случайно, работая репортером в Европе и на Ближнем Востоке. Изучив трагическое положение еврейских общин в Старом свете, ван Пассен пришел к тому же выводу, что и Герцль: евреи не только имеют право, но и обязаны воссоздать национальный очаг в своей стране. Именно репортажи ван Пассена о жесточайшем анти-еврейском погроме в Хевроне в 1929 году и его смелое интервью с главным зачинщиком погромов муфтием Амином Аль-Хусейни впервые прояснили североамериканским читателям картину арабо-еврейского противостояния в Стране Израиля и помогли понять, кто в нем прав, а кто виноват.

7. Волею судеб, ван Пассен оказался одним из последних журналистов, сумевших взять интервью у легендарного французского государственного деятеля Жоржа-Бенжамена Клемансо. В этом интервью французский патриарх не просто подтвердил свою надежду на возникновение еврейского государства, но и дал простую и исчерпывающую характеристику Герцлю, сказав о создателе политического сионизма «Это был борец». Знакомство будущего премьера Франции с Герцлем произошло во время процесса Дрейфуса, и когда несколько лет спустя Герцль основал и возглавил сионистское движение, Клемансо уже считался его ярым поклонником. По мнению многих историков, возглавляя Францию после Первой Мировой войны, он согласился на передачу Палестины во временное управление Великобритании – основного конкурента Франции – только потому, что Великобритания обещала гарантировать создание там еврейской национальной государственности.

8. Еще более необычным был вклад барона Джозайя Веджвуда. Будучи практически бессменным представителем своего округа в британском парламенте, Веджвуд прославился безграничной поддержкой сионизма. Он буквально засыпал министра по делам колоний запросами о ситуации в Эрец-Исраэль, не пренебрегая никакими мелочами: то интересовался, почему в определенном почтовом отделении отказались принимать телеграмму на иврите, то корил за то, что британские власти подмандатной Палестины предпочитают пользоваться услугами арабских, а не еврейских бизнесов.

9. Любопытно, что когда Веджвуд в открытую призвал евреев восстать против его собственного государства, руководители сионистского движения стали опасаться, что его слишком рьяная деятельность наносит ущерб репутации сионизма в английском обществе. Сам Веджвуд эти опасения отверг, заявив, что «сионизм – это справедливость, а компромисс в вопросах справедливости невозможен». Тем приятнее сознавать, что еврейский народ не забыл своего английского сторонника: после создания Израиля на его карте появился мошав Ган Йошийя, увековечивающий библейское имя Веджвуда.

10. Лидер движения за чешскую независимость и первый президент Чехословакии Томаш Масарик также был горячим приверженцем сионистского движения. Его визит в Эрец-Исраэль в 1927 году, в ходе которого Масарик посетил не только исторические места, но и объекты еврейского поселенческого движения, стал настоящим мотивационным «взрывом» для еврейского населения страны: гость пребывал в полном восторге от увиденного. Вот, что писал о своих выводах сам чешский лидер: «Я вижу в сионизме великое моральное движение, выросшую из Библии демократическую идею». Сегодня его имя носит кибуц Кфар Масарик, площади в Тель-Авиве и Хайфе и улицы в других городах Израиля.

11. Моральная поддержка всегда была важна для еврейского национального движения, но ее одной для создания государства, пожалуй, не хватило бы. Британский офицер Орд Чарльз Уингейт, словно продолжая дело Паттерсона, стал центральной фигурой в организации еврейской самообороны в подмандатной Эрец-Исраэль. Для борьбы с арабским террором в конце 1930-х годов он создает из еврейской молодежи специальные ночные отряды, которые несколько лет спустя не просто станут остовом израильской армии, но и заложат основу всей ее военной доктрины. Функционирование отрядов базировалось на четырех принципах, которые Уингейт неустанно прививал подчиненным: превосходная физическая подготовка, прекрасное знание местности, мобильность и инициатива

12. За свою бесценную помощь евреям Уингейт заработал от них говорящее о многом прозвище «Друг». Британское начальство, между тем, эту помощь не приветствовало, и отплатило блестящему офицеру замедлением продвижения по карьерной лестнице. Но даже это не могло остановить «Друга», ведь им двигали совсем не корыстные побуждения. Вот как сам Уингейт описал свое «обращение» в сионизм: «Когда я приехал в Палестину, то обнаружил там народ, на который в течение многих веков глядели свысока, который был презираем многими поколениями людей, но который, тем не менее, остался непреклонным и начал заново строить свою страну. Я почувствовал себя частицей этого народа».

13. Не менее искренним другом стал для сионистского движения другой британский военный Ричард Майнерцхаген. В Первую Мировую он сражался в рядах английской армии и, будучи командиром полевой разведки генерала Алленби, помогал освобождать Эрец-Исраэль от турок. Сразу после войны он выпустил книгу с призывом создать на этой территории еврейское государство, которое включало бы Голанские высоты, большую часть Синайского полуострова и значительные районы Трансиордании (то есть, было бы в 4 раза больше чем будущий Израиль модели 1948 года). Помимо книги Майнерцхаген подготовил для премьер-министра своей страны секретный меморандум, призывавший Великобританию поддержать стремления евреев и с поразительной точностью предсказывавший будущие события: «Даже если сирийцы и египтяне объединят усилия в войне, которая случится через 30 лет, когда Британия завершит свою роль в Палестине, евреи победят их в силу своей образованности, веры и технологии». К сожалению, британские власти к нему не прислушались…

14. Когда началась война за независимость Израиля, Майнерцхагену было уже 70 лет, но даже преклонный возраст не мог остановить его. 23 апреля 1948 год он прибыл в Хайфу на британском военном судне. В Хайфе тогда шли бои между арабскими бандформированиями и еврейской самообороной. Узнав об этом, Майнерцхаген раздобыл оружие и, облачившись в английскую военную форму, присоединился к еврейскому отряду к величайшему удивлению его бойцов – те к 1948 году уже успели привыкнуть к тому, что обычно отношение англичан к сионизму варьируется от нейтрального до враждебного, да к тому же им никогда до этого не приходилось видеть в деле военных такого уровня, как Майнерцхаген.

15. В ночь с 29 на 30 июня 1948 года, когда британское правление в Эрец Исраэль уже официально завершилось, а британские военные части находились в процессе эвакуации, два британских солдата – ирландец Майк Фланаген и шотландец Гарри МакДональд — угнали со своей базы в Хайфе два английских танка «Cromwell» и передали их бойцам Хаганы . Эти танки стали первыми танками Армии обороны Израиля, а МакДональд и Фланаген сражались в Войне Израиля за независимость в составе первого танкового подразделения еврейского государства — 82-го танкового батальона 8-й бронетанковой бригады.

16. Во время Войны за Независимость в израильской армии была и рота французских добровольцев, именовавшаяся не иначе как «французские коммандос«. Большинство в ней состояли евреи-уроженцы Франции, но среди сотни бойцов было немало простых французов, служивших до этого в армии «Свободной Франции» и воевавших в анти-нацистском подполье. Командиром роты, превратившейся потом в батальон, был капитан в отставке французской армии католик Таде Диффре. «Французские коммандос» освобождали Беэр-Шеву, а потом и юго-западный Негев – более половины из них погибли или получили ранения в этих сражениях.

17. В рядах только созданных израильских ВВС в Войну за Независимость сражались почти 100 добровольцев-неевреев из-за границы (это 15% от общего числа летчиков): 43 из США, 18 из Канады, 17 из Швеции, 6 из Южной Африки, 4 из Великобритании, 2 из Австралии и по одному из Дании и Голландии. Шестеро из них погибли в боях.

18. Свой иностранный доброволец был в то время и у ВМФ Израиля. Фиоренцо Каприотти сначала помогал израильтянам закупать в родной Италии военные катера, а потом согласился приехать в Израиль под вымышленным именем, чтобы создать здесь отряд морских диверсантов. 22 октября 1948 года его подопечные провели первую громкую операцию – взорвали и потопили флагман египетского флота «Эмир Фарук». В 1952 году Каприотти снова призвали на помощь, и в течение шести месяцев он опять обучал «коммандос» и разрабатывал методики новых операций. Дружба итальянца с бойцами «13-й эскадры», как называется в Израиле морской спецназ, продолжалась 60 лет, а в 1992 году командир ВМФ Израиля вручил ему знак почетного командира «морских коммандос».

19. Сторонники еврейского национального возрождения находились даже среди арабов. Самым необыкновенным из них по праву может считаться уроженец Цфата Хамуда Абу эль-Инейн. Еще будучи подростком, он проявлял большую симпатию к еврейским соседям, а потом и вовсе присоединился к местной ячейке «Бейтара». Следующим шагом был переход из арабской школы в еврейскую, а затем и переход в иудаизм. Гер, принявший имя Барух Мизрахи, примкнул к еврейской подпольной организации Эцель, участвовал в нескольких операциях против англичан и был пойман ими в ходе одной из них, после чего провел два года в английских концлагерях в Эритрее, Кении и Судане. После освобождения Мизрахи зажил вроде бы обычной жизнью, продолжая помогать подпольщикам. 18 апреля 1948 года его направили с разведывательной задачей в арабскую деревню, и к несчастью, на одном из блокпостов Баруха узнал арабский полицейский. Скорее всего, Мизрахи был растерзан арабами прямо на месте, но его тело удалось обнаружить только 20 лет спустя. В 1969 он был похоронен со всеми военными почестями, а среди тех, кто пришел с ним попрощаться, был и командир Эцеля, будущий премьер-министр Менахем Бегин.

20. Нынешнего премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу тоже связывают узы боевого братства с неевреем, вставшим на защиту еврейского государства. Друз Салим Шуфи был офицером спецназа Генштаба, самого элитного и секретного подразделения израильской армии. Столь секретного, что вплоть до смерти Шуфи в 2012 году даже его имя нигде не публиковалось, несмотря на то, что свою военную службу он завершил несколько десятков лет назад. Салим, родившийся на Голанских высотах, когда те еще принадлежали Сирии, начал помогать израильтянам в 16 лет. Он участвовал в операциях по тайной эвакуации сирийских евреев в Израиль, а в 1957 году, когда сирийские спецслужбы пытались арестовать его, Салиму удалось и самому бежать в Израиль. Потом были десятки, а скорее всего сотни операций на вражеской территории. Во время одной из них он в буквальном смысле спас молодого спецназовца по имени Биньямина Нетаниягу, который с тех пор не называл его иначе как братом.

Источник: jewishagency.org
Перейти на сайт →

Помощь проектуВам нравится сайт Красилов Еврейский? Вы можете помочь развитию проекта. Я хочу помочь!