Свидетельские показания и протоколы

Свидетельское показание Омельянюка Я.М. (Красиловское гетто)

Добавлено: 16-11-2014 Изменено: 21-09-2016

Протокол допроса свидетеля Омельянюк Я.М.

Заверенная копия

Протокол допроса свидетеля

Красилов, 21декабря 1972 г.

Вёл допрос cтарший следователь КГБ при Совет Министров УССР по Хмельницкой обл. cт.лейтенант Ткачук по поручению прокуратуры СССР в связи с просьбой органов юстиции ФРГ.

Яков Михайлович Омельянюк, родился в 1913 г. в Красилове, украинец, беспартийный, имеет высшее образование и живёт в Красилове по ул.Островского 25, дал следующие показания:

Во время оккупации я жил в Красилове и с 1942 г. до прихода Советской Армии работал руководителем детского дома. Сразу после прихода гитлеровцев всем евреям было приказано пришить к груди и спине жёлтый лоскут материи. Кто отдал этот приказ, мне неизвестно. После образования гебитскомиссариата с центром в Антонинах оттуда пришёл приказ о создании гетто для еврейского населения. Не помню, когда оно было создано. О его существовании я узнал случайно, когда проходил мимо. Из разговоров с горожанами узнал, что туда согнали всё еврейское население Красилова. Гетто находилось в районе нынешнего базара и представляло собой ограждённую колючей проволокой территорию, на которой стояло 25 домов. За ограждением находилась полицейская охрана. Рядом с гетто стояли три одноэтажных дома специфической архитектуры, в которых тоже жили евреи. Эти дома не были огорожены. Сейчас их нет. Все остальные еврейские дома были ещё тогда снесены.

О жизненных условиях в гетто я не могу ничего сказать, поскольку лично там не был. Из разговоров с горожанами было понятно, что евреи в гетто часто умирали от голода и болезней.

Летом 1942 г. обитателей гетто куда-то переместили. Уже после освобождения от оккупантов я узнал, что всех евреев, включая женщин, стариков и детей, расстреляли в районе Маневцов. Подробности этого преступления мне неизвестны.

Лично я был свидетелем жестокого обращения с тремя евреями со стороны бывшего начальника жандармерии Красилова. Это произошло летом 1942 г., незадолго до уничтожения обитателей гетто. Я находился в первой половине дня на территории городской больницы. Вдруг примерно в 100 м. от меня появилась телега, которую вместо лошадей тянули старые евреи. Спереди на ней сидел начальник жандармерии. Он правил евреями и бил их плёткой. Старики тащили телегу со стороны города в направлении ж/д вокзала. Одного из них я знал. Это был учитель по фамилии Мур, которому тогда было лет 70-75. Его имени и отчества не помню. Двое других стариков были примерно того же возраста. Возле больницы Мур упал на землю. Немец стал кричать. На его крик откуда-то появились полицаи, которых набрали из советских граждан. Они подняли Мура и понесли его в город. Остальных стариков они тоже погнали туда. Позже я слыхал, что Мур скончался на месте. После того, как стариков погнали в город, немец слез с телеги и пошёл назад пешком. Что касается начальника жандармерии, фамилия, имя и другие важные факты мне неизвестны. О его звании тоже не могу сообщить. На нём был серый мундир. На рукаве носил красную повязку со свастикой. Он был высокого роста и полный. В 1942 г. ему на вид было лет 40. Он прибыл в Красилов одновременно с другими служащими и бежал отсюда тоже со всеми остальными.

Вопрос: Могли бы Вы узнать бывшего начальника жандармерии Красилова?

Ответ: Не могу ответить категорически на этот вопрос. Может быть и узнал.

Подписи свидетеля и следователя

Подтверждаю подлинность копии протокола: помощник прокурора Хмельницкой обл., старший советник юстиции Зарубин (подпись)

20 апреля 1973 г.

Печать: прокурор Хмельницкой обл.

Подлинность перевода подтверждаю: Вальдемар Авакович

За подлинность копии
Дортмунд, 2 октября 1973 г.
Служащий юстиции Ризе (подпись)

На печати: прокуратура Дортмунда

Оригинал на немецком

Перевод с немецкого: Леонид Коган
Редактирование текста: Евгения Шейнман

Источник: Федеральный архив Людвигсбурга (Bundesarchiv Ludwigsburg)

Помощь проектуВам нравится сайт Красилов Еврейский? Вы можете помочь развитию проекта. Я хочу помочь!