Холокост - общие статьи

Принудительный труд евреев во время Шоа (Холокоста) на Украине (1941-1944)

Добавлено: 03-12-2014 Изменено: 21-07-2016

При тотальном уничтожении евреев и желании как можно быстрее объявить тот или другой район «юденфрай» (свободный от евреев), имелись те евреи, труд которых был необходим нацистам для их обслуживания, для нормального функционирования вооруженных сил и для других нужд. Этих евреев местные управы заносили в особые списки и при проведения акций их отделяли от основной массы, тем самым их смерть была временно отстрочена. Обычно это были специалисты-ремесленники, а также те, которых можно было использовать для тяжелого физического труда. Труд этот не был добровольным, а принудительным.

Прежде всего, рассмотрим административное деление оккупированной Украины. Потому, что одних районах принудительный труд был распространен широко, а других — реже, потому, что в одних районах евреев сразу же уничтожали. Узниками трудовых лагерей или гетто были исключительно евреи. Не еврейское население принуждали к труду, сотни тысяч угоняли в рабство в Германию, но на территории оккупированной Украины их не сгоняли в концлагеря. Исключением были только военнопленные.

На территориях, где действовала военная администрация (Ворошиловградская, Сталинская, Сумская, Харьковская, Черниговская области) экономическая целесообразность еврейского труда не принималась во внимания, эсэсовцы продолжали уничтожать евреев. Здесь почти не было рабочих лагерей. Евреи в большинстве случаях в этих областях были уничтожены к концу 1941 — началу 1942 гг. Ворошиловградская обл.была оккупирована в основном в июле 1942 г. Поэтому уничтожение евреев здесь было проведено до середины осени того же 1942 года.

Следовательно, мы будем говорить о принудительном труде евреев в районах, где действовала так называемая «немецкая гражданская администрация» или в районах генеральных округов «Волынь и Подолия» (Wolhynien und Podolien), «Житомир» (Shitomir), «Киев» (Kiew), «Николаев» (Nikolajew), «Днепропетровск» (Dnjepropetrowsk)» , «Таврия» (Tawrija). Кроме того речь пойдет о Галиции и Транснистрии, последняя была зоной оккупации Румынии. С 1 августа 1941 г. Львовская, Дрогобчская, Станиславская и Тернопольская области под названием «дистрикт Галиция» с центром во Львове были присоединены к созданному оккупантами на захваченных ими польских землях к «генеральному губернаторству» (центр Краков).

С 1 сентября 1941 г. южная часть Винницкой, вся Одесская и западные районы Николаевской обл. под названием «Транснистрия»(Заднестровье) были переданы в состав Румынии.

16 августа 1941 г. Розенберг, который возглавлял Министерство оккупированных восточных областей, издал приказ в котором сказано: «евреи мужчины и женщины возрасте от 14 до 60 лет: жители недавно оккупированных восточных территорий, обязаны выполнять принудительные работы. В приказах немецкой военной администрации говорилось тоже. Надо помнить, что труд являлся обязанностью всего населения оккупированных территорий в возрасте от 18 до 45 лет. Но разница состоит не в возрасте, а прежде всего в том, что все кроме евреев за свою работу получали зарплату. В этом и суть еврейского принудительного труда, что он был дармовой (139-с.192)*.

Проблему еврейского принудительного труда будем рассматривать в двух плоскостях:

а) труд евреев, как средство унижения и их деморализации, а также воздействия на не еврейское населения с целью доказательства правоты нацистского зоологического антисемитского утверждения, что евреи не люди, что это существа хуже взбесившихся животных;

б) труд евреев экономически необходимый оккупантам и их пособникам. СС, организация ответственная за уничтожение евреев, не соглашалась на использование евреев в качестве рабочей силы. Гиммлер осуждал «армейских саботажников», которые сопротивлялись уничтожению евреев якобы во имя интересов вооружения, но все же вынужден был предоставлять вермахту рабочую силу (11-с.147). Но притом среди подчиненных ему чинов действовали фанатичные исполнители, которые пытались саботировать распоряжения об отборе подходящих для работы евреев и спешно уничтожали всех евреев.

Вот один из примеров. В письме сотрудника отделения СД Каменец-Подольского от 18 августа 1942 г. было сказано, что для ремонта автомагистрали Львов-Проскуров-Винница-Умань-Днепропетровск -Кривой Рог-Сталино и далее на Ростов (эта дорога по немецки носила название «Durchgangsstra IV — cокращенно DGIV — С.Ш.) «было зарезервировано 500 евреев из Каменец-Подольского, 600 евреев из Дунаевец, 800 евреев из Бара, 400 евреев из Ярмолинец,». Инспектор DG IV в Виннице должен был организовать вывоз этих евреев к месту работы. Но к моменту написания письма часть этих евреев в Дунаевцах и Баре была уже казнена. Для того, чтобы получить необходимый рабский трудовой ресурс, он пытался согласовать вопрос о том, «чтобы в будущем в прилегающих к DG IV районах все еще работоспособные евреи предоставлялись DG IV и больше не подвергались казни» (77-с.398).

Труд евреев, как средство унижения и деморализации

Нацистский зоологический антисемитизм ставил своей задачей полное искоренение евреев. Но при этом, уничтожая евреев, стремились унизить свои жертвы. Поэтому рассмотрим первый аспект проблемы еврейского принудительного труда, как унизительный процесс.

Нацисты и их пособники уничтожали евреев физически и морально. Одной из задач нацистов было уничтожение личности, доведение евреев до животного состояния. Их подвергали жестоким избиениям и издевательствам, заставляли выполнять самую тяжелую, черную, связанную с риском для жизни, унизительную, а иногда и совершенно бесполезную работу. Евреев заставляли чистить уборные, носить тяжести и даже впрягаться в нагруженные телеги вместо лошадей. Непосвященных в военное дело женщин и детей посылали на уборку не разорвавшихся снарядов и мин.

Ежедневно по утрам в гетто производилось распределение рабочей силы на в тяжелые и черные работы в городе. Всех евреев, как на рабовладельческом рынке, под надзором покрикивающих и по каждому поводу избивавших их надсмотрщиков местных полицейских выстраивали вдоль улицы гетто и представители разных учреждений, имеющих разрешение на получение рабочей силы, выбирали среди них необходимое им количество рабочих. Как уже говорилось, евреи выполняли подчас и вовсе бесполезную, бессмысленную работу.

Часто это происходило при вступлении оккупантов в тот или иной населенный пункт. Так, после вступления во Львов 30 июня 1941 г. немецкие жандармы в сопровождение местной полиции и добровольных помощников выгоняли евреев из домов и заставляли их чистить улицы города голыми руками и своей одеждой. При этом евреев избивали железными прутами и палками. Многих сразу убили на месте (103-с.229)

При вступлении в Зиньков Каменец-Подольской обл. оккупанты приказали отремонтировать дорогу в центре местечка. Работавшие около почты укладывали кирпич, выравнивая площадку перед входом. Когда работа была закончена, строительный мусор убран, поступил приказ все сделанное разобрать, кирпич уложить в ровные кубы и … все начинать сначала. И это продолжалось целый день (101-с.16).

В Жмеринке в один из дней евреев заставили головными уборами вычерпать и вычистить туалет. Тех, у кого эта работа продвигалась, по мнению палачей, не так успешно — избивали (91- с.10).

Одна из жительниц Херсона, которая была свидетельницей уничтожения евреев в этом городе, рассказала, что она видела как группа евреев, подгоняемые нацистами, набирали в туалеты ведрами испражнения, обносили их вокруг двора и выливали их туда же в туалет. Старух-евреек заставляли бессмысленно и бесцельно носить с верхних этажей на нижние и обратно диваны, шкафы и другие тяжелые вещи. Частыми были случаи, когда евреев заставляли тащить под гору грузовые автомобили, тяжело груженные телеги (12-с.190).

В Белополье Сумской обл. всех взрослых, независимо от возраста, заставляли выполнять непосильную работу: чистить отхожие места, копать могилы для расстрелянных и закапывать их, подвозить воду, пилить и колоть дрова. Еды им не давали, питались тем, что тайком приносили им знакомые, если немцы или полицейские не отнимали. Тот, кто не был в состоянии выполнять непосильные работы, того избивали. Не освобождались от непосильных работ и женщины (107- лл.14,15) Всех евреев Конотопа той же Сумской области, независимо от возраста и пола заставляли выполнять тяжелые и унизительные работы вплоть до чистки отхожих мест. При этом их подвергали избиениям и издевательствам (108 -л.6).

На территории завода N359 в Павлограде Днепропетровской обл. в пос. Городище было создано гетто в бывших казармах (1-с.14), где содержали евреев не только Павлограда, но и других областей Украины (112-л.12). Узников заставляли выполнять непосильные работы: носить телеграфные столбы, впрягали в телеги и возили воду, работать на стройке. После тяжелой работы, обессиленных их раздевали до гола и заставляли бегать до изнеможения, а потом команда немцев и латышей производила расстрел (112-л.14).

В с. Тишковка Кировоградской обл. оккупанты и их пособники придумывали различные издевательства над евреями. Посылали на самые изнурительные работы. Особенно издевались над мужчинами. Без всякой нужды заставляли переносить тяжелые бревна. Того, кто не мог подымать эти тяжести, зверски избивали. Были случаи, когда мужчин запрягали в телегу и, подгоняя хлыстами, гнали по улицам (121).

Во Львове шесть евреев пригнали убрать место, где раньше стояло деревянное здание, уничтоженное во время налетов. На месте, где оно стояло, было полно обугленных деревьев, обгорелого железа. Их привели сюда на работу несколько молодых местных полицейских. Посмотрев на часы, один из них объявил: «Место должно быть очищено за два часа. Горе тому, кто воспользуется лопатой, или хотя бы куском железа». Через два часа место было чистым. Полицейские, со своей стороны, сдержали свое слово: тот, кто пытался воспользоваться куском железа, немедленно получал удар сапогом. Один из них сказал: «Не стоит пачкать руки, когда бьешь жида — жидов надо бить ногами» (133-сс.133,134)

И во всех случаях все эти унизительные процедуры проводились на глазах у не еврейского населения. Если таковых, по мнению организаторов этих ужасных зрелищ, было мало, то сгоняли недостающее количество «зрителей». Это делалось и для того, чтобы воспитать у не евреев определенное отношение к евреям.

Труд евреев, как экономически необходимое средство для нацистов

Принудительный труд в гетто

Второй аспект использования труда евреев касается принудительного еврейского труда экономически оправданного. Но и при этом издевательства сопровождали их труд. О том, что без еврейского труда нацисты не могли обойтись свидетельствует отчет начальника СС и полиции Галицийского округа. В нем он, в частности, доносил из Львова своему начальству:

«Поскольку 90% всех ремесленников Галиции были евреями, решение поставленной задачи могло осуществляться лишь поэтапно, ибо немедленное выселение евреев нанесло бы ущерб военному хозяйству» (71-с.265). Заметим, что нацисты не употребляли слова, которые открыто говорили об их действиях по уничтожению евреев. В данном случае использовано «выселение» вместо убийства.

В Новоукраинке Кировоградской обл. в конце августа — первой половине сентября 1941 г. было расстреляны евреи Новоукраинки и ее окрестностей. (65-с.126).От полной ликвидации евреев здесь воздержались, поскольку «евреи являются в Новоукраинке единственными шорниками и единственными портными», а поэтому «чтобы не причинять вред восстановлению и сразу ставшим необходимыми ремонтные работы, а также в проходящих частях, оказалось необходимость в старых еврейских специалистах, которых решено временно не подвергать казни» (65-с.159).

Данный аспект — труд евреев экономически необходимый оккупантам и их пособникам — мы будем рассматривать с двух сторон: использования квалифицированного и неквалифицированного труда.

Приведем несколько примеров использования неквалифицированного и квалифицированного труд. Более подробно это будет рассматриваться на всем протяжении исследования данной проблемы. В суровую зиму 1941/1942 гг. евреев выгоняли на расчистку дорог от снега. В с. Копычинцы ноябре-декабре 1941 г. около 150 евреев были назначены на уборку снега на дорогах (78-с.164).

Нацисты с большим удовольствием отказались бы от использования еврейского труда и уничтожили бы евреев. Но не еврейских квалифицированных рабочих явно было недостаточно или вовсе не было, а поэтому они были вынуждены интенсивно и продолжительное время использовать еврейских рабочих. Такое положение сложилось на Украине давно. В середине XIX в., как утверждает один из архивных документов, во многих населенных пунктах ремесленников не евреев было значительно меньше, чем евреев или не было вообще (129-сс.303-311). Такое же положение сохранялось и в ХХ в.

Во время первой мировой войны высокопоставленный офицер Юго-Западного фронта писал о попытке изгнать евреев-медиков из армии. Их изгнание: «… будет доведено до наиболее возможного состояния; совсем без евреев обойтись в медицинском деле невозможно» (134-с.462).

Об этом же свидетельствует одна из газет , которая в своей заметке от 1923 г., рассказала: что после еврейских погромов 13 июня и 5 июля 1919 г. местечко Брусилов, что сегодня в Житомирской обл. было разрушено. Оставшееся в живых после погромов, еврейское население покинуло местечко. Отсутствие евреев, как писали тогда, сказывалось на экономической и бытовой сторонах жизни не еврейского населения. Не хватало сапожников, портных, не было рынка. Тогда не еврейское население обратилось в местный исполком с просьбой о том, чтобы «он (исполком — С.Ш.) должен выписать хоть бы немного евреев». При этом говорилось, что необходимо обеспечить их безопасность (130).

Но вернемся в 1941-1944 гг. Подобную ситуацию описывает доктор Ж. Ковба, рассказывая о ситуации в Галиции в период нацистской оккупации, она пишет: «…все евреи, которые занимались торговлей вынуждены были бросить свои занятия; евреев выселили в гетто. Возник страшный вакуум: люди, особенно крестьяне, не знали что делать» (132-с.61)

В Виннице на специальном совещании в начале 1942 г. обсуждался вопрос об использовании труда еврейских специалистов. В данном совещании участвовали областной комиссар , начальник полиции безопасности и СС, начальник полиции г. Винницы майор Помме. Именно последний заявил, что его особенно беспокоит присутствие евреев, «так как строящееся здесь сооружение (речь идет о ставке фюрера –С.Ш.) находится в опасности из-за присутствию здесь евреев»

Участники совещания отметили, что в Виннице находилось примерно 5 000 евреев, из которых — 1 700 были специалистами, в руках которых были сосредоточены не только «все ремесла и промыслы», но что они «работают также во всех имеющихся жизненное значение предприятиях»: водопровод, электростанция, бойня. Нацисты вынуждены были отмечать, что уничтожение евреев приведет к нарушению продовольственного снабжения не только местных жителей, но и немцев, включая армию. Особенно ценными представлялись 700 специалистов, уничтожить которых было возможно только после подготовки им замены (72-с.171).

16 апреля 1942 г. в Виннице была проведена массовая акция уничтожения тех 5 000 евреев. Сначала всех согнали на стадион, где у ворот стояло гестапо, которое сортировало пришедших. Рабочие, имеющие справки с буквой «А» т.е. специалисты , пошли в одну колонну. Рабочие со справкой имеющие букву «С» в другую колонну. Евреи, не имеющие справок шли в ту же колонну, что и рабочие с буквой «С». Медперсонал г. Винницы с повязками Красного Креста на рукавах ( мужчины и женщины) — в отдельную колонну. Постепенно медперсонала оказалось очень много, руководившие акцией соединил их с общей колонной.

Специалистов увели со стадиона по группам, одних в тюрьму, часть в казармы в военном городке (73-лл 6,7). Их было 801 человек (78-с.68)

Т.е. трудоспособные евреи, которых оставили в живых и были направлены в тюрьму, откуда часть была переведена на работу в концлагерь Винницы, а другая часть (около 500 человек) была отвезена в концлагерь Житомира (73-л.3), где были убиты в августе 1942 г., и в Коло-Михайловку и еще несколько сот были оставлены в самой Виннице (78-с.68).

Вопрос о создании еврейских мастерских и производств, а также особых трудовых лагерей еще раз обсуждался в Виннице в конце ноябре 1942 г. Даже после сооружения ставки Гитлера, как сообщал комендант города, «на отдельных предприятиях пока работают евреи». В том же отчете в разделе «Еврейские ремесла» говорилось:

«Создание заводских объединений в особых гетто в условиях Винницы не имеет никакого значения, так как еврейский вопрос здесь в значительной степени урегулирован» (72-с.171). О расстрелах евреев еще и в 1943 году говорят документы (74-сс.68,69). В районе военного городка находился самый крупный рабочий лагерь в Винницкой области (75-с.36). Кроме местных евреев здесь содержали и евреев из Польши (76).

В отчете фюрера СС и полиции в «округе Галиция» группенфюрера СС Кацмана указано, что 90% ремесленников в Галиции являлись евреями, а поэтому их одновременное уничтожение не отвечало интересам военной экономике. В документе тут же отмечено, что еврейский труд не отличался высокой производительностью (77-с.309).

Сразу же, как только нацисту захватывали тот или иной населенный пункт, проводился учет населения. Определяли не только их количество, но национальный состав. Прежде всего, выяснялось количество евреев и их профессиональная направленность.

После 17 июля 1941 г., когда был оккупирован Литин Винницкой области, была создана управа и полицейское подразделение. Управа провела регистрацию ремесленников, которых без оплаты обязали работать в тех местах, где они работали до войны. Как показали дальнейшие события, регистрация была проведена для того, чтобы использовать даровой труд ремесленников, а так же с целью подготовки и обучению местных жителей ремесленным профессиям (24- с.3).

С первых часов оккупации евреев принуждали к труду. Так, в южные районы Винницкой обл. румыны сгоняли тысячи евреев из Буковины и Бессарабии. В районе Могилев-Подольского в конце августа 1941 г., как сообщали оккупанты в своем донесении, трудоспособные евреи, использовались на работах по уборке в городе, а также на сборе урожая (77-с.64).

Захватив Зиньков Каменец-Подольской области, немцы немедленно пригнали к развилке дорог в селе Адамовка человек двести местных жителей, среди которых было не мало евреев, на ремонт дорог, которые были разворочены танками (101-сс.15,16). В Староконстантинове Каменец-Подольской обл. началось использование дарового еврейского труда с первых дней оккупации. Прежде всего их гнали на уборку бараков. В донесении эйнзацкоманды от 21 августа 1941 года сказано:

«В Староконстантинове, нынешней резиденции высшего фюрера СС и полиции и начальника тыловой войсковой области, после вступления немецких войск евреи были привлечены к чистке казарм. так как в последнее время евреи больше на работу не выходили, военные ведомства были вынуждены уже в начале дня ловить для себя еврейскую рабочую силу. Во время работы евреи вели себя нагло и даже отказывались работать. Из около 1 000 привлеченных к полевым работам евреев на следующий день явилось только 70. Кроме того были установлены факты саботажа в отношении уборочных машин. Еврейский совет старейшин даже распустил слух о наступлении русских, что евреи немедленно использовали как повод для того, чтобы публично угрожать и поносить украинцев. Наконец было установлено, что евреи бойко торгуют похищенным скотом и товарами. Поэтому в качестве мероприятия возмездия 1-ая бригада СС провела акцию против евреев, в ходе которой были расстреляны 300 евреев мужского и 138 женского пола» (65- с.100). Выдвигаемые обвинения были ложью, но были предлогом для убийств.

Еврейским принудительным трудом нацисты и их пособники пользовались, когда евреи находились в гетто, и когда гетто уничтожались, но при этом работоспособных оставляли временно жить и переселяли в еврейские рабочие лагеря. Иногда эти лагеря существовали параллельно с гетто. Еврейские трудовые лагеря создавали рядом с предприятиями, стройками и др. объектами.

Но попробуем разобраться с трудом евреев согнанных в гетто. Но при этом должны сказать, что эти гетто были мало похожи на те, что, что имели место в оккупированной Европе. Они отличались сроками существования, количеством узников и др. Они создавались для того собрать евреев перед массовыми казнями. Но об этом рассказ в разделе о гетто.

В Херсоне после оккупации города сразу же всех евреев согнали на несколько улиц, которые были изолированы. Была проведена регистрация евреев, которая позволила уже на второй день удовлетворить потребности вермахта в еврейских рабочих командах. В отчете от 22 августа по 10 сентября 1941 г. о деятельности зондеркоманды 11а в Херсоне сообщалось, что ежедневно в распоряжении оккупантов предоставлялись всякого рода еврейские рабочие отряды, численность которых возросла со 120 до 1 000 человек (77-с.66)

Узники Жмеринского гетто Винницкой обл. обязаны были трудиться. Вначале на работу отправляли тех, кого задерживали во время облавы. И так проходило каждое утро. Кому удалось скрыться, тот не работал. Когда во главе юденрата (еврейского совета) встал д-р Гершман на работу стали собирать организовано. Были созданы списки, по которым отправляли на работу (80 – с.7). Каждое утро начиналось с регистрации, которая проходила с 6 до 6.30. В 6.30 поступал приказ строиться в колонны. Старший каждой колонны, назначенный лично Гершманом, нес ответственность за своих подчиненных в течение всего рабочего дня. Наказания в случае нарушения дисциплины были столь строги, что старшие колоны превращались в церберов(97- с.9). По спискам распределяли, кому куда идти работать. Работа была тяжелая, мыли вагоны, занимались уборкой, разбирали завалы после бомбежек. Но особенно тяжелой была работа на строительстве моста. Строили его зимой, немцы торопили, и евреи с обмороженными руками выполняли работу. Падали, не могли работать. Было много жертв (80-с.7). В гетто были созданы мастерские: кожевенная и переплетная.(80- с.9).

По другим данным в Жмеринке во время Шоа действовали семь цехов и три мастерские. Среди цехов были: кожевенный, мыловаренный, гвоздильный, безалкогольных напитков, спирта, конфет и сладостей, а также по изготовлению веревок, щеток и кисточек. Кроме того механическая, сапожная и портняжная мастерские. Вся произведенная продукция оправлялась за пределы гетто и даже Жмеринского района. Когда же было разрешено реализовать часть продукции в самом гетто, то местная румынская администрация получала 75% прибыли. Оставшиеся средства разрешалось тратить на социальные нужды гетто (72-с.174). Последний факт не должен создавать никаких иллюзий. Это был особый случай . Речь идет о румынской о зоне оккупации и о Жмеринке. Ничего подобного не было не только в немецкой зоне, но и даже в Транснистрии.

В Проскурове кроме общего гетто после первой акции уничтожения осенью 1941 г. было создано отдельное гетто для специалистов (135-с.1). А вот в Баре было создано три гетто, одно из которых тоже предназначалось для специалистов (89-43).

Владимир-Волынское гетто, куда нацисты и их пособники согнали около 20 000 евреев, было разделено на две части. В одной из них были ремесленники и члены их семей, а в другой — все остальные (78-с.71).

Во время нацистской оккупации был организован концлагерь-гетто в с. Будищи Лысянского района Киевской обл., куда загнали всех евреев района. Их поместили в бывшую колхозную конюшню. Конюшню тщательно охраняли, а евреев морили голодом и холодом, гнали на непосильные земляные дорожные работы в 20 км от лагеря. Евреев использовали не только на дорожных работах, но местные полицейские применяли их труд в личных хозяйствах.

В Кременчуге Полтавской обл. ежедневно несколько сот евреев из гетто использовали на работах по уборке улиц. Работавшие евреи получали 400 г. хлеба в день, неработающие — 200 г. (78-с.174)

Евреев гетто Барановки, как вспоминает свидетельница: «Каждое утро, обессиленных, голодных немцы и местные полицейские сгоняли к зданию бывшего райисполкома и посылали на разные работы. В основном — в лес, рубить деревья и на ремонт дорог. Люди падали от бессилия, их тут же пристреливали» (116-с.97).

По распоряжению немецких властей все евреи со всех ближайших населенных пунктов вокруг села Малая Виска Кировоградской области были свезены в лагерь-гетто, расположенное в конюшнях местного сахарном завода. Отопления, естественно не было, а наступили холода, к тому же были выбиты окна. В конюшне дул холодный сквозняк, а евреи были в летней одежде. Санитарное состояние было ужасным, вода для питья отсутствовала. На каждого узника выдавали 150 граммов хлеба и половина литра брюквенного сока. Узники были доведены до истощения. Трудоспособных под конвоем выводили из лагеря на работу по очистке дороги. Тот, кто из-за слабости не мог работать, расстреливался на месте (120-л.5)

Довольно часто нацисты и их пособники перед акцией уничтожения распространяли слухи о том, что евреев отправляют на работу. Вот несколько случаев. Так, в Тальном Киевской обл. 10 августа 1941 года нацисты провели акцию, во время которой было уничтожено 2 800 человек. Накануне было объявлено, что необходимо явиться в комендатуру для того, чтобы зарегистрироваться перед отправкой на работу в Умань. Когда собрались, то их всех повели по Уманской дороге по направлению села Белашки и там расстреляли из автоматов и пулемётов. В тот же день нацисты ходили по домам и расстреливали стариков и маленьких детей, которые не могли идти вместе со всеми. (123-с.21)

Подобное произошло и в другом населенном пункте Киевской обл. — в Кагановичах (Хабном). 13-15 сентября 1941 г. был вывешен приказ, где было сказано, что все евреи должны явиться «для участия в работах». Все, кто явился, были посажены на машины и отвезены за город на 2 км. и расстреляны (122-с.15). Акцию провала 1-ая мотопехотная бригада СС, которая в то время расстреляла около 400 евреев (81-с.22).

27 августа 1941 года в Бердичеве карательный отряд стал выводить из гетто евреев и под видом отправки их сельхоз работы поместил в пустые магазины, которые находились на рынке. Их продержали там до вечера, пока не набралась до 2 000 человек. К вечеру туда подъехали грузовые автомобили и вывезли несчастных (117-с.9). Палачи умело подготовили казнь настолько тонко, что никто из обреченных, до самых последних минут, не подозревал о готовящемся убийстве. Им подробно объяснили, где они будут работать, как их поделят на группы, когда и где им выдадут лопаты и прочие орудия труда. Им даже намекнули, что по окончанию работ, каждому будет разрешено взять немного картошки для стариков, оставшихся в гетто (117-с.30). Увезенных расстреляли рядом с городом. Несколько дней родственники расстрелянных не могли найти, куда увезли их близких. Только от местных полицейских удалось впоследствии узнать правду. Часть этих евреев была убита возле с.Быстрик, Бердичевского района (117-с.9).

Также и евреев Кировограда 30 сентября 1941 г. собрали под предлогом отправки на работу и расстреляли (119-л.3).

Гетто создавалось для того чтобы собрать евреев, сконцентрировать их в одном месте, тогда будет легко уничтожить узников. Обычно при ликвидации гетто оставляли временно жить евреев ремесленников. При этом вместе с ними оставляли и членов их семей. Эти специалисты обслуживали оккупантов и их пособников. Через некоторое время всех этих евреев убивали.

В Зинькове Каменец-Подольской обл. оставались в живых после двух погромов около 200 евреев, а это были в основном специалисты-ремесленники. Их загнали в дом Купеца, который был обнесен колючей проволокой и охранялся полицейскими. В первых числах августа 1942 года 150 из них были расстреляны. Остались в живых 50 человек (42-с.8). Последних евреев из Зинькова убрали в Дунаевцы, где вместе с другими евреями загнали в старые фосфоритные шахты и взорвали вход (101-с.105).

А вот в Бердичеве Житомирской обл. после ликвидации гетто были оставлены 400 ремесленников и мастеров специалистов, которых отобрали при расстреле 15 сентября 1941 года (41-с.33). Их расстреляли 3 ноября того же года (41-с.34). Но и при этом расстреле были отобраны уже у самых ям 150 лучших ремесленников-специалистов. Их поселили в лагере на Лысой горе. Сюда стали сгонять лучших специалистов из других районов.

Как мы видим из предыдущих двух примеров евреев-ремесленников сгоняли в крупные гетто. В гетто Каменец-Подольского, опустевшее после уничтожения местных евреев и привезенных венгерских евреев, из Балина пригнали 211 ремесленников и членов их семей (78-с.23). По другим данным они были пригнаны в Дунаевцы (98-с.244). Кроме того сюда пригнали евреев из Заречанки Китайгорода, Орынина, Смотрича, Старой Ушицы, Чемеровец, Шатавы и др. 813 евреев из Смотрича и Чемеровиц были расстреляны вскоре после переселения — 11 августа 1942 г. 30 октября здесь было 4 800 узников, которых расстреляли (78-с.142).

В мае-июне 1942 г. евреи -ремесленники из Андрушевки Житомирской обл. вместе с их семьями были вывезены в Бердичев. Они были среди 800-900 евреев расстрелянных там 16 июля 1942 г. (81-с.64). Во Владимире-Волынском после двух массовых акций по уничтожения евреев осенью 1942 г., когда были уничтожены около 17 500 евреев, были оставлены 1 500 ремесленников. 14 декабря 1943 г. зондеркоманда 4 В при содействии жандармерии и местной полиции ликвидировали и этих евреев (78-с.71).

В немецких документах от 17 июля 1942 сообщалось, что во Львове оперативная группа расстреливала евреев, но при этом «прежде всего были схвачены евреи 20-40 лет, причем ремесленники и квалифицированные рабочие, если это было уместно, были пощажены» (65-с.31).

Рабочие лагеря.

В Казатине Винницкой обл., крупной железнодорожной станции, был создан рабочий лагерь, куда пригнали 540 евреев-специалистов из Самгородка той же обл. ( 20-с.4). После уничтожения евреев были оставлены специалисты в Теплике Винницкой обл. (31-сс.20,21). Подобное было и в в Ботвино Сталиндорфском районе Днепропетровской обл. (78-с.45).

В Бершади тех, кто мог двигаться, выгоняли на работу. Узников-ремесленников заставили шить одежду и обувь для оккупационного начальства. Евреев использовали на работах по рубке деревьев, мощении дорог (50- сс. 137,138). За малейшее нарушение дисциплины расстреливали, а трупы выставляли на улице в назидании непокорным (47- с.12).

В Галиции с началом оккупации все трудоспособные евреи были зарегистрированы на биржах труда и их отправили на работу (71-с.265)

Над евреями-ремесленниками безжалостно издевались, кроме того они знали, что им не выжить. Некоторые из них пытались бежать, но это плачевно влияло на тех, кто оставался. В Аннополе Каменец-Подольской области. 10 августа 1942 г. 3 еврейки и 1 еврей из числа оставленных ремесленников бежали из села. Немецкая жандармерия в качестве наказания расстреляла. 10 евреев. Кроме того 4 еврейки были казнены за лень (78-с.18). А из лагеря в с. Вчерайше Житомиирской обл. после акции оставили 40 ремесленников. В конце августа 1943 г. шестеро узников бежали. Тогда были уничтожены все оставшиеся евреи, кроме семерых, которых поместили в тюрьму (78-с.18).

После уничтожения гетто были оставлены: 120 специалистов в г. Городенко Станиславской; 150 евреев из пгт Олыка Киверцского р-на Волынской обл., а в Хороле Полтавской обл.были оставлены 40 евреев-ремесленников (78-сс.87,242,332).

Иногда, после акции по уничтожению евреев нацисты и их пособники убеждались, что потеряли даровую рабочую силу. В Любаре Житомирской обл. осенью 1941 г., обнаружив спрятавшихся евреев они сначала собирали их в Старо-Любарской средней школе, а затем перевели их в здание бывшего детского дома и использовали на разных работах. В конце октября 1941 г. всех их (ок. 250 чел.) расстреляли местные полицейские из Чуднова (78-с.197)

На оккупированной территории Украины создавались еврейские трудовые или рабочие лагеря и команды. Узниками их становились прежде всего евреи-специалисты, оставленные в живых, после ликвидации гетто. Кроме того заключенными лагерей становились вывезенные из гетто, которые еще не были ликвидированы, трудоспособные евреи к месту работы. Следует помнить, что это были пункты временного содержания евреев. Рано или поздно узников ожидала судьба остальных евреев — уничтожение.

В немецких документах указано, что «еврейскую рабочую силу в принципе следует держать в лагерях под контролем…» (77-с.311). Иногда в этих лагерях содержали евреев-ремесленников с их семьями. В других только специалистов. Были лагеря, где использовали не профессиональный труд евреев. Это были лагеря по ремонту и строительству дорог и др. Здесь евреи были просто чернорабочими. Их использовали в качестве тягловой силы или вместо разных машин и механизмов. Это были трудовые или рабочие лагеря. В одних населенных пунктах было по одному рабочему лагерю, в других — по два и более .Так, в Бердичеве их была два. В конце второй декады мая 1942 года в Бердичев из Янушполя пригнали около 80 евреев из Янушполя и поместили их в рабочий лагерь на Зеленой горе. Узники этого лагеря работали на строительстве нового здания жандармерии у базара. Руководил этим строительством прораб из местных не евреев, который садистски избивал узников. Каждый день кого-то расстреливали. Вначале июня 1942 года всех евреев этого лагеря расстреляли (118-сс.4,5). Узники другого лагеря были уничтожены во время последних расстрелов в Бердичеве 13 ноября 1943 г. и 3 января 1944 г., когда были расстреляны оставленные в живых квалифицированные специалисты (117-л.2).

Первые рабочие лагеря создавались, вероятно, в Галиции уже в августе 1941 г. Одним из первых был в селе Сокольники недалеко от Львова. Он стал лабораторией для создание страшных трудовых лагерей, организованных со временем во Львове и на его околицах (133-с.53). В этом районе Украины имелось достаточное количество подобных лагерей Вот очень неполный список населенных пунктов Галиции в которых они были : Бронница, Бенов, Бережаны, Бишов, Борислав, Бронислав, Брониславовка, Вайзенберг, Великий Глубочек, Венглярки, Винники, Городок Ягелонский, Гримайлов, Дрогобыч, Жесна Польска, Жидачев, Жулкев, Забава, Забраница, Заложица, Залещики, Зарваница, Зборов, Зброе, Звертов, Звенец, Золочев, Каменка Струмилова, Козаки, Куровичи, Львов, Ляцки, Олеск, Остров, Плашов, Плугов, Плюганов, Подволочиск, Подкамннь, Попеле, Пратин, Путылич, Сасов, Ходоров, Якторов,и др.

В с. Великий Глубочек Тернопольской обл. с конца 1941 до конца 1943 гг. находился еврейский рабочий лагерь. С января 1942 г. начальником этого лагеря был унтершарфюрер СС Эрнст Генрих Прамор. По его показаниям в лагере было 500 евреев, а вот по показанием свидетелей — свыше 1 000. Последние данные верно потому, что узники работали в две смены по 12 часов. Цифра 1 000 вполне реальна. Число узников евреев постоянно менялось. Уменьшение происходило из-за того, что при ужасных условий труда и быта часть узников становилась нетрудоспособными и их расстреливали. Например, в июне или июле 1942 г. по приказу начальника лагеря Прамора были расстреляны 38 нетрудоспособных еврея. На место убитых привозили новых узников. Так, не позднее первой половины 1942 г. в лагерь были доставлены узники-евреи из Козовой, Озерян, Струсова, Черткова, а в ноябре того же года сюда перевели евреев из лагеря в Гримайлово. Лагерь был ликвидирован 23 июля 1943 г. Во время акции уничтожения были убиты 640 заключенных (78-с.62).

В октябре- ноябре еврейские рабочие лагеря были созданы в Киеве. Рассмотрим некоторые из них. На улице Керосинной был создан лагерь для военнопленных. В начале здесь содержались вместе представители разных национальностей . А в начале октября в том же лагере было создано отделение, где находилось около 3 000 военнопленных и гражданских исключительно евреи. Узники получали еду не каждый день. Помещение, в котором они содержались было настолько забито людьми, что даже негде было стоять, люди задыхались из-за отсутствия воздуха. Евреев-узников избивали до смерти. (35-с.7) Ежедневно умирало много людей. Молодых евреев в возрасте от 16 до 35 лет грузили в автомашины и вывозили из лагеря. Вскоре эти автомашины возвращались обратно в лагерь без людей, а только с одеждой, которую складывали в отдельное помещение. В лагере стало ясно, что возят не на работу, а на расстрел. Позже это предположение подтвердилось, когда вновь поступившие в лагерь, рассказали, что евреев вывозили из лагеря и расстреливали в Бабьем Яру (35-с.7).

Из лагеря на Керосинной евреев группами отправляли на расстрел, в том числе стариков и детей. Так, 13 октября группу примерно 700 человек отправили на смерть, объявив им , что они переводятся В Житомир (51-с.9).

Некоторые узники-евреи были переведены на Короленко 33, где находилось гестапо. И здесь узников гоняли на работу с 5 утра до 8-10 вечера, кормили один раз день «баландой». За невыполнение непосильной работы или малейшее нарушение установленных правил избивали палками.

На улице Институтской 5 находился еврейский лагерь. Известно , что в январе 1942 года здесь содержалось около 150 евреев. Все они работали на восстановлении дома и там ежедневно 5-6 человек умирало от голода и побоев. Трупы умерших зарывали там же во дворе. (35-с.8)

Евреи содержались также и в Сырецком концлагере. Это не был чисто еврейский лагерь, в нем были представители разных национальностей, преимущественно советско-партийный актив. Условия содержания такие же бесчеловечные, как и в других лагерях. (35-с.8)

В Лысянке, Киевской обл. был создан трудовой лагерь и как говорится в документе Чрезвычайной Государственной Комиссии (далее –ЧГК) он был организован » немецко-украинскими душегубами — районной полицией». Был создан концлагерь и вс. Будищи, куда загнали всех евреев района. Их поместили в бывшую колхозную конюшню. Конюшню тщательно охраняли, а евреев морили голодом и холодом, гнали на непосильные земляные дорожные работы в 20 км от лагеря. При попытке к побегу расстреливали на месте. Евреев использовали не только на дорожных работах, но местные полицейские заставляли их работать в личных хозяйствах (64-с.1)

После тяжелых мук в этом концлагере уже непригодных к тяжелой работе вывезли в лес в урочище «Бордюгове» и расстреливали. Детей живыми бросали в глубокий колодец, который находился рядом с домом. Лучшую одежду расстрелянных палачи забрали себе, а ту, что похуже сожгли тут же. Всего было расстреляно до 170 евреев.(64-с.1).

В феврале 1942 г. в Днепропетровске после массовых акций оставили только 922 еврея (702 в самом городе и 220 в Амур-Днепропетровском). Они были помещены в рабочий лагерь на территории Федосеевских казарм. В 1943 г. все узники были расстреляны. Кроме того в том же городе был создан еще один лагерь для тех, кто скрывал свою принадлежность к евреям. Эти узники использовались в основном на заготовке дров (78 -сс.100, 101)

В начале 1942 года в Первомайске (Голте) Одесской обл. был образован трудовой лагерь, рабочих в это время пригнали из Доманевке(58-с.8). Здесь работали 10 евреев-специалистов. Их содержали в полуразрушенном помещении бывшей школы. Узники спали на нарах, окна были без стёкол. Как не старались дыры заткнуть тряпками или забить картоном, все равно было холодно. Узники работали на маслобойном заводе (58-л.4).

Еврейские рабочие лагеря были созданы по всей территории оккупированной Украины. В Волынская обл. подобные лагеря были в Луцке и в с. Заболотье (78-сс.190,225)

В Днепропетровской обл. в селе Авдотьевка были пригнаны евреи из Каменки (78-с.143). В с. Нововитебское в апреле 1942 г. трудоспособные евреи были собраны в рабочий лагерь (78-сс.143,227). Евреев Сталиндорфа загнали в трудовой лагерь (113-с.453), их заставили строить дороги и укрепления, выполнять другую непосильную работу. За отказ работать штрафовали, били, расстреливали (111-с.166).

В 1941 г. в Галиции уничтожали во время погромов, устроенных не евреями и антиеврейских акций, организованных оккупационными властями при поддержки определенной части не евреев-пособников. В 1942 г. к этим мерам прибавился новый способ уничтожения евреев -высылка их в лагерь в Белжец в Польше. Евреям, которые имели рабочие удостоверения, отправка была отстрочена. Во Львове, была немало нацистов, которые были одержимы идеей быстрейшего уничтожения. Среди них был адъютант фюрера СС Катцмана унтерштурмфюрер СС Инкварт, который некоторое время контролировал отправку евреев в лагерь смерти. Он приказал поверку рабочих удостоверений и других документов не производить, а сразу отправлять в Белжец всех задержанных евреев. Но нужда в рабочей силе заставила отменить это распоряжение.

В мае 1942 г. во Львове по официальным данным оставалось 85 000 евреев, из которых 45 000 использовались на различных работах. Весной 1943 г. началась ликвидация еврейских команд, рабочих лагерей и т.д. 15 марта были расстреляны 50 евреев из рабочего лагеря на улице Чвартаков. В конце марта были ликвидированы мастерские вермахта, а к середине апреля — лагерь организации Тодт на ст. Персенковка. Тодт это строительная компания оккупантов.

Во Львове был создан один из крупнейших рабочих лагерей, если не на Украине, то в Галиции бесспорно. Яновским этот лагерь так назывался потому, что находился на улице того же названия . Он был создан 31 октября 1941 г. Вначале в нем находилось 350 еврейских ремесленника. Это были столяры, слесари, автослесари, работавшие на «Дойче Аусрюстунгверке» — ДАВ («Deutsche Ausrustungswerke»- DAV) — концерн СС, занимавшийся изготовлением предметов снаряжения и амуниции. В конце марта 1942 г. в лагерь были помещены еще около 400 евреев из Львова, в апреле — мае того же года – свыше 4 000 евреев из других населенных пунктов, а именно 15 апреля — из Судовой Вишни (450), 16 апреля из Станислава (около 500): 20 апреля Томашова (Польша-100), 5 мая — Яворова (390), 7 мая — Городка (800) и Бобрки (700), 8 мая – Брюховечей Львовской обл.) 16 мая — Пшемысля (Польша — 1 050), в мае из Мостиски (ок.500) и Тлумача (380). В результате в августе в лагере находилось 3 000 узников. В августе — ноябре 1942 г. из проходивших через Львов эшелонов перевозивших в евреев в лагеря смерти (нацисты называли их транспортами) были отобраны несколько тысяч трудоспособных евреев и направлены в Яновский лагерь. Так, 11 сентября из транспорта из Станиславской обл. были собраны евреи из 9 вагонов — около 1 000, которые стали узниками выше названного лагеря. В середине ноября 1942 г. В лагерь перевели мастерских. Таким образом число узников достигло 3 500 человек. 22 июля 1943 г. в лагерь пригнали евреев из Золочева (78-сс.39,128,196)

На 1 марта 1043 г. в в Яновском лагере находилось 3 842 узника, а в марте- мае сюда же перевели еще свыше 6 000 трудоспособных евреев из ликвидированных гетто Львовской и Дрогобычской областей. В то же время 2 000 — 3 000 нетрудоспособных узников были расстреляны. В конце июня 1943 г. в лагере находилось 8 000 , а в июле — уже 7 119. Оставшихся узников начали уничтожать. Наиболее крупные акции уничтожения происходили в 1943 г. в 25 и 26 октября, 19 ноября. С последней акцией лагерь был ликвидирован. За все время существования лагеря (1941-1943 гг.) в Яновском лагере погибло от 13 до 15 тысяч узников-евреев (78-с.196) 200 евреев Золочева в ноябре 1941 г.были отправлены в рабочий лагерь в Великие Лацки и в начале 1942 г. еще некоторое количество — в лагеря в Зарваницу, Козаки, Плугов, Сасов, Якторов (78-с.128).

В июле-августе 1942 г. только в Галиции были созданы девять еврейских рабочих лагерей: в Бориславе, Винниках, Дрогобиче, Куровичах, Львове, Ляцках, Острове, Плугов, Якторове. В сентябре-октябре организовали еще шесть подобных лагерей , в том числе страшный Яновский лагерь во Львове. В них евреев заставляли работать по 12-14 часов в день, над узниками издевались, убивали, а на их место пригоняли новых узников-евреев, которых захватывали во время облав и арестов (103-с.237)

В той же Галиции создавались и рабочие команды. Так, в Ходорове такая команда была уничтожена 5 февраля 1943 (78-с.322). Подобные команды мало чем отличались от рабочих лагерей. Вначале они были при гетто, а после ликвидации гетто они сохранились и носили тоже название.

После ликвидации гетто в Стрыю 6 июня 1943, когда были расстреляны свыше 2 000 евреев. Остались лишь несколько рабочих лагерей, созданные в ноябре 1942 г. Лагеря были ликвидированы 22 июня, 13 -14 июля, 25-16 августа 1943 г. 70 ремесленников перед последней акцией были переведены в Дрогобыч (78-с.304).

В Ружине Житомирской обл. после расстрела гетто для работы в швейной мастерской были оставлены в живых 35 евреев. Их уничтожили в августе 1943 г. (78-с.278).

В с. Лысая Гора с. Первомайского района Николаевского района в 1941 -1942 гг. существовал рабочий лагерь. Его ликвидировали 15 июня 1942 г., расстреляв 400 узников (78-с.191)

В Котовск (Бризула) Одесской обл. из Ободовки Винницкой обл. в июле 1942 г. в рабочий лагерь доставили узников для работы. Узниками кроме ободовских евреев были и евреи из Буковины и Бессарабии (78-с.167)

В Костополе Ровенской обл. был создан еврейский рабочий лагерь, где содержалось 700 узников (78-с.168)

В Тульчине Винницкой обл. создали рабочий лагерь для специалистов. Здесь находились портные, сапожники, часовые мастера и др. (36-с.14).

В Тернополе после ликвидации гетто в мае 1943 г.имелся еврейский рабочий лагерь, где было 2 000 узников. Лагерь был ликвидирован 23 июля 1943 г. Около 100 узников вывезли в Яновский лагерь.

Из Скалы-Подольской Тернопольской обл. в декабре 1941 г.и в первой половине 1942 г. отправили в рабочие лагеря в Великих Борках, Ступки и Каменка 127 евреев (78-с.286)

9 августа 1942 г. в лагерь в Белой Кринице, что в той же Тернопольской обл. — 1 200 еврея-ремесленника были привезены из Кременца. В самом же Кременца 2 сентября 1942 г. были расстреляны 120 евреев-специалистов, находившихся в тюрьме. Позже были расстреляны и остальные оставшиеся в тюрьме евреи-специалисты, также 21 еврей из Белой Криницы. Последние были привезены в Кременец 22 или 23 октября 1942 г. (78-сс.173,174)

В Максимовке селе Збаражского района был еврейский рабочий лагерь. Первыми узниками были несколько сот евреев из Скалата. Лагерь был ликвидирован в июле 1943 г., тогда узников расстреляли (78-с.200)

В с. Озерная Зборовского р-на с октября 1941 г. существовал еврейский рабочий лагерь. В лагере было 300 узников. Этот лагерь был ликвидирован 23 июля 1943 г., когда расстреляли 260 узников Его филиал находился в с. Загребле, созданный в июне 1942 г. В нем содержалось 100 узников. лагерь был ликвидирован в июне 1943 г., когда его узники были возвращены в Озерную (78-сс.119,240).

После уничтожения евреев в Новоград-Волынском тоже был создан рабочий лагерь. Узниками были евреи-ремесленники и их семьи из самого города, а также из Барановки, Рогочева, Яруни и др. населенных пунктов (78-с.228)

В Бершади в августе 1943 г. из одного из самых крупных гетто в Траснистрии, где содержалось от 20 000 до 25 000 местных узников- евреев, а так же из Буковины, Бессарабии, Одесской обл. и др. мест (50-с.137), были вывезены в рабочие лагеря 1 203 еврея. В 1943 г. в немецкой зоне оккупации Винницкой обл., а также в Житомирской и в Каменец-Подольской областях евреи остались лишь в рабочих лагерях и командах. Только в Винницкой обл. в совокупности в 1942-1943 г.г. в трудовых лагерях погибло около 10 000 евреев.

Рабочие лагеря, созданные для ремонта дорог

В большинстве случаев евреев-узников еврейских трудовых лагерей использовали на строительстве и ремонте автострады IV Львов- Тернополь — Проскуров -Винница — Умань — Кировоград — Кривой Рог — Днепропетровск — Сталино — Таганрог- Ростов. Эта дорога на немецком носила название «Durchgangsstra IV — cокращенно DG IV. О ней мы уже говорили выше

Лагеря по ремонту и строительству дорог были созданы и вдоль других дорог. Узники этих лагерей были заняты ремонтом самой дороги, зимой очищали ее от снега, в другие времена года очищали ее от грязи и мусора, а также добычей камня в каменоломнях. В этих лагерях содержались трудоспособные, чаще всего молодые евреи и еврейки. Кроме небольшой группы, которые были специалистами в дорожном строительстве, это были люди не имевшие опыта работы. Специалистами были не евреи, вольнонаемные или принудительно работающие. Не евреи-работники не содержались под стражей, а приходили и уходили с работу самостоятельно. Евреи содержались под стражей, они были отделены от своих семей. Очень редки с ними были их дети.

Рассмотрим эти лагеря, двигаясь от западной границы Украины на восток. Начнем с Галиции. Итак, учтем, что нацисты определили, что рабочая сила прежде всего нужна была для чрезвычайно важного, по их мнению, для строительства автострады IV, которая находилась в катастрофическом положении. С 15 октября

1941 г.было начато создание уже упомянутых трудовых лагерей вдоль автострады. Уже в начале ноября того же 1941 г. было создано 7 лагерей, куда загнали около 4 000 узников. Лагеря продолжали создаваться. Вскоре высшему фюреру СС и полиции было доложено о существовании уже 15 лагерей еврейского принудительного труда. Узниками этих лагерей было около 20 000 евреев. Ими было проложено 160 км. дороги в районе Галиции (77-сс.308,309)

Заставляя тяжело работать, палачи при этом не забывали унизить евреев Так в пгт Подкамень Львовская обл. евреев заставили разорить еврейское кладбище и вывозить могильные камни для ремонта дороги (78-с.259).

Во Львовская обл. в октябре 1941 г. в с. Германове на территории бывшего имения графа Потоцкого был создан еврейский рабочий лагерь. Хозяйственные постройки огородили колючей проволокой м сторожевыми вышками. Вначале в лагере было 170 узников, потом их число выросло до двухсот. Начальником лагеря был немец-эсэсовец, а охрану осуществляли 12 местных полицейских.

Узники работали на ремонте и строительстве дороги. Лагерь имел два филиала. В марте 1942 г. был создан лагерь в Куровичах. Здесь находилось около 100 заключенных. В марте 1942 г. в Куровичи пригнали около 300 евреев из Сокаля. 23 июля здесь были расстреляна большая часть узников. Оставшиеся были переведены в лагерь села Якторова в октябре 1942 г. и этот филиал был расформирован. Другой филиал находился у села Затемне. 25-30 заключенных работали в каменоломне.

В упомянутом уже селе Якторов в октябре 1941 г. в четырех конюшнях, колючей проволокой был создан еврейский рабочий лагерь. В нем насчитывалось 300-400 узников. Заключенных пригнали из разных населенных пунктов. Так, в декабре 1941 г. в лагерь были помещены 52 еврея из Глинян, а в начале пригнаны узники из Золочева. Кроме того сюда были привезены евреи из лагерей в Куровичей, Плугове, Червоном. Большинство заключенных работали в каменоломне, которая находилась в 6 км. от лагеря, а остальные — в столярной и пошивочной мастерских. Больных и ослабевших узников местные полицейские регулярно расстреливали. В мае 1942 г. во время эпидемии тифа были расстреляны 80 больных. В этом же месяце в Якторов пригнали несколько сот узников из Яновского лагеря во Львове. Были случаи побегов узников. Но за каждого бежавшего уничтожали 20 евреев-узников — даже в том случае, если беглец был пойман. Неоднократно расстреливали семьи беглецов на месте их проживания. 8 августа 1943 г. всех узников расстреляли, (78-сс.83,122,181,356)

С ноября 1941 до июля 1943 гг. в с. Великие Борки Тернопольской обл. находился еврейский рабочий лагерь. Среди первых заключенных были евреи из Копычинцев, Скалата, Теребовли. В первой половине 1942 г. сюда пригнали евреев из Козовой, Озерян, Скалы-Подольской, Толстого. Узники, а их было от 300 до 500 чел., использовались на дорожных работах. Первым начальнком лагеря был оберштурмфюрер СС Густав Болтен, затем до ноября 1942 г. — унтершарфюрер СС Минкус, который за короткое время расстрелами нетрудоспособных уменьшил количество узников до 280 (78-с.59).

17 октября 1941 г. в с. Каменка Подволочиского района. В ноябре 1941 г. в него были привезены около 200 евреев из Копычинцев, 150 — из Толстого. Узников, а их было в среднем 700 человек, использовали на строительстве и ремонте дорог. Лагерь имел филиалы в Романовом Селе, Подволочиске и Скалате. В первой половине 1942 г. в лагерь поместили евреев из Скалы-

Подольской. В июне 1942 г. сюда же пригнали евреев из лагерей в Новоселке, из гетто Черткове, а в ноябре — из лагеря в Гримайлове (78-с.144)

В соседней Каменец-Подольской области эта дорога продолжалась на восток. Здесь также были рабочие лагеря вдоль дороги от Волочиска до Проскурова, а далее на Винницу.

В феврале 1942 года было объявлено, что все евреи Фельштына (ныне с. Гвардейское)в возрасте от 15 до 45 лет должны были собраться на дороге у полицейского участка для отправки на работу. Рано утром собралась большая толпа человек 250-300 , которых под конвоем повели по дороге на Проскуров и привели в Мацковцы, что были в 4-х км. на запад от Проскурова. Здесь уже было приготовлено место, куда поселили пригнанных.(51-л.3)

Это место представляло собой бывшую большую колхозную конюшню, которую огородили колючей проволокой. Кроме фельштынских евреев сюда пригнали и из других мест. Всего было собрано 2000-2500 человек (51-л.4).

Евреи работали на строительстве дороги на Винницу. Никаких машин не было, даже лошадей с подводами не было. Всё делали вручную: тачки лопаты, мотыги, носилки. Работали с рассвета до темной ночи. Тех, кто не мог уже работать убивали на месте, на глазах у всех. Даже тех, кто, возвращаясь с работы в лагерь, отставал от строя — добивали. Поэтому, не было такого случая, чтобы все, кто утром отправлялся на работу, возвращался в лагерь(51-л.4).

С наступлением весны среди узников начались болезни. Больным никакой помощи не оказывали. Всех, кто утром не мог подняться на работу — убивали.(51-л.4). В один из дней евреям -узникам приказали отправиться на работу в лес. Когда они пришли туда, то увидели, что там были уже вырыты ямы. Эту группу евреев здесь и расстреляли. (51-л.5)

Осенью 1942 года, когда начались сильные холода , оставшиеся в живых перевели в Проскуров и поместили в лагерь, который находился в школе №12 (51-л.5). После войны в этом здании размещалась школа №6.

В этом Проскуровском лагере осенью 1942 года содержали более двух тысяч человек. Школа была забита узниками. Спали впритирку один к одному. Ночью даже повернуться нельзя было. Всюду была грязь, особенно мучили вши, с которыми в этих условиях бороться было не возможно. Страшно было утром идти на работу, ведь она была очень тяжелой, но во время работы, хоть можно было согреться. Тяжело было и возвращаться с работы, шли несколько километров, а обувь уже у всех износилась, одежда тоже. Шли, месили грязь перемешанную со снегом. Узники сильно мерзли, страдали от простуды, но болеть нельзя было. Утром, когда собирались на работу в здании лагеря стоял сплошной кашель(51- с.5).

В конце осени 1942 г. из лагеря, что был при школе N12, стали выводить узников большими группами и расстреливать. Делали это под предлогом отправки на особые работы. Через день-другой вместо расстрелянных стали приводить новые группы евреев из разных мест. Так как на эти «особые» работы отбирали самых истощенных, все понимали, что отобранных уничтожали (51-с.6).

Другой еврейский рабочий лагерь, что находился в с. Лезнево, (на западной окраине Проскурова), славился своей жестокостью. Сюда согнали несколько сот евреев из Городка, Зинькова, Черного Острова и Ярмолинец (78-с.183). Узники его работали в карьере, где добывали песок. За 12 часов нужно было нагрузить 120 подвод. Надсмотрщиками были литовские и местные полицейские. Кормили 2 раза в день( до и после работы) какой-то бурдой и еще давали маленький кусочек хлеба. Кроме карьера узников использовали и на других работах: каменоломнях, на погрузке угля, на строительстве дорог. За побег одного еврея расстреливали 20 других(35-с.7)

В Летичеве, Каменец-Подольской обл. был лагерь, где содержали рабочих для строительства шоссейной дороги Летичев -Винница. Для работы сюда пригнали евреев из Снитковки, Куриловец, Вербовца, Бара Винницкой, Каменец-Подольской областей и других мест(35-с.7). Сюда же после августа 1942 года пригнали молодых евреев из Новой Ушицы Каменец-Подольской обл.(59-с.9). Условия работы и жизни в рабочем лагере были ужасные. Одни узники, а это были самые сильные, работали в каменоломне в 10-12 км. от Летичева. Добытый камень применялся для реконструкции автомагистрали. Но прежде всего узники дробили камень. Это была не только тяжелая работа, но и опасная. Во время дробления отлетали острые осколки, которые впивались в тело или, пролетая, отрывали кусок мяса (78-с.185;48-с.49).

Работа других, тех, что были слабее, состояла в том, что они расширяли дорогу с двух сторон по 1 метру 20 см., для того, чтобы могли проехать две машины.(48-с.47). Дорогу мостили вольнонаемные не евреи-специалисты. Им подносили камни женщины-узницы. Во время работы останавливаться было нельзя, передышек не было никаких. Кто садился — того расстреливали. (48-с.49).

Вся работа производилась вручную, носили камни для мощения дороги, в тачках или на носилках, доставляли песок. Узники были разделены на бригады по 20 человек. Во главе бригады стоял бригадир, которых меняли, потому что ослабевших узников убивали, в том числе и бригадиров(48-с.47). За любую провинность, наблюдавшие за работой и охранявшие евреев -дорожный мастер, местные полицейские и немцы, избивали узников (35). Били за то, что, как им казалось, они не умели работать, за то, что не так разбил камень: ударил три раза, а он не разлетелся. А то, что сил не было, во внимание не принимали. Ослабевшие боялись, что их уничтожат, как нетрудоспособных (48-с.49)

В 6-7 часов утра в бараки заходили немцы и всех подымали. Кто успевал, тот нагревал себе немного воды, чтобы попить. С этим уходили на работу. Работа продолжалась до часу. В час давали похлебку и маленький кусочек горохового хлеба, после еды работа продолжалась до вечера. Вечером, по окончанию работы, всех гнали обратно в бараки. По дороге на работу или с работы, если где-то поблизости росла картошка или что-либо другое съедобное, старались взять с собой и чаще всего сгрызали в сыром виде. Особенно тщательно следили за тем, чтобы в лагерь не было больных тифом или другими заразными болезнями, так как немцы панически боялись заразиться. Поэтому, если видели, что кто-нибудь плохо себя чувствует и не может выполнять работу, то его отводили в сторону и уничтожали. Узники, зная это, старались помогать друг другу. А заболеть было не трудно, потому, с работы обычно возвращались в грязи, а во время дождей мокрыми. Воды для умывания не было, высушить одежду было невозможно(35-с.7)

Лагерь находился в полуразрушенном монастыре, окруженный колючей проволоки в четыре ряда, высокие столбы, на них будки-вышки, где сидели вооруженные немцы. Вокруг лагеря ходила охрана с собаками(48-сс.45-46). Охранниками были немцы и латыши в немецкой форме. Они были вооружены пистолетами и автоматами. Кроме этого у них были дубинки — ручки от лопат, которыми они избивали узников.(48-с.49). На воротах лагеря была вывеска с надписью «Рабочий лагерь» (48-с.46). Жили в бараках, где стояли нары, покрытые соломой. В каждой комнате находилось по 8-10 человек(35). Другой свидетель рассказывал, что рабочие жили в помещении монастыря в цементных полукруглых молельнях, где не только негде было лежать, но и седеть (8-с.48).

Каждый вечер, возвращаясь с работы, колоны подходили к кухне. Здесь была свежее вырытая яма. Каждое утро комендант лагеря убивал у всех на виду одного из заключенных. Этого заключенного расстреливали или убивали то палкой, то лопатой. Убитого бросали в эту яму, зарывали и готовили яму для очередной жертвы на следующее утро. Каждый узник проходя мимо этой ямы должен был помнить, что она ожидает свою жертву, что ею может быть и он (48-сс.46,47).

А проходило это так. Утром в часов 6-7 входили немцы и начинались крики, шум. Это был подъем. Все выбегали во двор и строились по бригадам. Ждут коменданта. Открывались ворота и въезжал на бричке, запряженной парой лошадей сам комендант. Он обходит бригады. Все подымают головы, стараются быть бодрыми, зная, что он ищет ослабевших. И он находит в каждой бригаде по 2-3 человека. Отбирает ослабевших, а остальным приказывает идти на работу.(48-с.49). Утром к месту работы подвозили на автомашинах тех, кто работал в карьере, остальные шли пешком. Вечером же всех возвращали в лагерь пешком.(48-с.47).

Возвращаясь с работы, узники в самом лагере проходили мимо лежащей у ворот кучи одежды. Эта одежда тех, которых утром отбирал комендант. Отобранных узников помещали в будку рядом с воротами. Каждый день приходили эсэсовцы и расстреливали их. Одежду расстрелянных бросали в кучу у ворот. Каждый мог взять из нее то, что ему надо было. Узники часто по рубашкам, брюкам — узнавали их убитых владельцев. Кроме этого, эта куча одежды должна была воздействовать психологически на узников как свежая яма у кухни (48-с.50). Кроме названных лагерей в Каменец-Подольской обл. был трудовой лагерь в Гелетенцах (78-с.82).

Самое большое количество еврейских рабочих лагерей находилось в Винницкой области. В селе Березовка был создан рабочий лагерь. Его узники-евреи трудились на ремонте и строительстве шоссейных дорог. Сначала уничтожали тех, кто уже не мог работать. После выполнения работ нацисты и их пособники уничтожили всех оставшихся (41-сс.101,102; 49-с.35).

В с. Гули Хмельницкого района, Думешковского с/с, Винницкой обл (на границе с Каменец-Подольской областью.) в 20-х числах августа 1942 г. на строительство шоссейной дороги пригнали евреев из Ялтушково. Здесь их поселили в помещении школы. Работа была невыносимо тяжелой. Слабых и больных расстреливали (16-с.9).Из рассказа ясно, что все узники были расстреляны в осенью 1942 года.

В с. Коло-Михайловка лагерь был создан весной 1942 г., узники которого работали в каменоломни. Первыми узниками были 300 евреев вывезенные из Луцка 18 марта 1942 г. В апреле в лагерь доставили группу евреев из Винницы, а летом 1942 г. — из Черновцов . В лагере погибли несколько сот узников (78-сс.159,160).

В Ладыжине Винницкой обл. 13 сентября 1941 г. были расстреляны все евреи. После этого сюда собрали оставшихся евреев Тростянецкого района, которых отправили в лагерь с. Печера. В начале июля 1942 г. в Ладыжин привезли новых узников — 600 евреев из Черновцов и 400 из Дорохоя, что в Румынии (78-с.182). Их привезли в каменоломню, что находилась 7-8 км. от Ладыжина. Вокруг каменоломни находились какие-то разрушенные хаты, куда загнали узников. Они расположились семьями прямо на полу. Утром всех выгнали на плац и пересчитали. Один из румынских офицеров, проводивший эту проверку ходил вдоль выстроившихся рядов и бил каждого нагайкой по спине, по голове, куда попало. К моменту завершения этой «встречи», румынские солдаты привезли какие-то повозки, на которые были погружены вещи евреев, а их избитых и измученных погнали в Ладыжин (9-с.6).

В Ладыжине евреев загнали в школу. В нескольких классах разместили около 500 человек. Снова расположились на полу, одна семья возле другой. Тут же встал вопрос еды. В это время в Ладыжине голода не было. Еду можно купить на базаре, который проходил раз в неделю. А кроме этого в деревенских магазинчиках можно было за немецкие марки купить кое-что из продуктов. Те у кого не было денег, менял вещи на продукты у местных крестьян (9-с.7).

На работу, которая состояла в ремонте дороги, уборке главной улице в Ладыжине, в вырубке и очистке от сухих листьев и веток деревьев, посаженные вдоль дорог, отправляли небольшими группами до 30 человек. В реке Южный Буг, который протекал мимо Ладыжина евреи-узники мылись, стирали белье. Так прошло время до 18 августа 1942 года (9-с.7). А 18 августа в 5 часов утра в Ладыжин приехали в грузовых машинах немцы, оцепили школу и силой стали выгонять людей на улицу. Это был такой молниеносный налет, что большинство не успело даже захватить свои вещи (9-с.7).

На улице перед машинами поставили стол, за который уселась комиссия, проводившая проверку. Те, кто имел деньги, сумел откупиться и остаться в Ладыжине. А остальных погрузили на машины. Здесь уже сидела другая охрана, состоящая из литовцев — жадных садистов, которые на протяжении всего пути избивали евреев, забрали у них все, что имело какую-либо ценность (9-сс.7,8) . Узников перевезли в новый рабочий лагерь в с. Михайловка.

В с. Оляница Тростянецкого р-на Винницкой обл. тоже были доставлены 600 евреев из Черновиц и группа евреев из уезда Дорохой. 19 августа 1942 г. большая часть евреев были переданы немцам для использования в качестве рабочей силы. В Олянице осталось 78 человек (79-с.243).

В село Михайловка, Винницкой обл. перегнали после окончания работы по строительству трассы из рабочих лагерей в Тарасовке в 1942 году, а также из Ладыжина (27-с.9). В октябре 1942 г. было расстреляно 110 узников По одним данным лагерь он был ликвидирован, когда окончился камень и всех узников перегнали на работу в каменоломни в Райгород (27-с.9)

В рабочем лагере Райгорода, Винницкой обл. было уничтожено около 2 000 рабочих ( 5).В документе сказано, что на постройку шоссейной дороги Немиров-Н.Крапивна были согнаны евреи Ситковецкого района(30-с.42). Кроме этого сюда же в начале марта 1942 года пригнали всех трудоспособных евреев в возрасте от 14 до 45 лет из Теплика.(29-сс.8,9). Сюда же перегнали из лагеря Михайловки. В Райгороде евреи работали в каменоломни.

Одни жили в Райгороде в лагере, который был под открытым небом, огорожен колючей проволокой. Других загнали по 50-60 человек в несколько домиков на территории гетто (29-с.8). Утром давали какую-то бурду, которая называлась кофе», давали на 5 дней буханку черствого хлеба, а поэтому она была маленькая. Днем давали похлебку из бобовых. Это была вся еда (29-сс.8,9) Узников выгоняли на работу в карьер. Как утверждают свидетели здесь добывали камень, грузили его на платформы и по узкоколейки доставляли в Винницу, а оттуда в Германию. (29-с.9). Евреи находились там в антисанитарных условиях. Воды не было. На территории лагеря был заброшенный колодец, но воду привозили в бочках (29-с.9) . Каждый день от голода и инфекций умирало по несколько десятков человек. (30-с.42). Немцев было не больше десятка. Охрану лагеря осуществляли литовцы. (29-с.9)

В Литине Винницкой обл. осенью 1943 года были расстреляны 130 евреев, остатки еврейской общины в этом районом центре( 25 -с.15). Вероятно, это были расстреляны евреи из рабочего лагеря специалистов. В рабочем лагере, который был на территории военного городка, куда пригнали евреев из Чехословакии, Румынии, Болгарии, Венгрии. Их было около 250 человек. Это были еврейские мальчики и девочки 15-17 лет. Они работали в каменоломнях – дробили камень. Вернее они собирали большие камни, подносили их к дробильной машине, после чего отсеивали щебенку. Кроме этого этих детей гоняли на работу по уборке картофеля и на другие работы. Узников расстреливали группами в 1942 г.Эти акции проходили и 1943 г.-580 узников убили 12 сентября 1943 г., 520 — 20 сентября, 10 октября — 260, 25 октября — 96 человек. Последняя группа была уничтожена 18 сентября 1943 г. — 14 мужчин, 40 женщин и 32 ребенка или 86 узников. Всего в этом лагере было убито 1 542 человека (78-с.187).

В лагере с. Мурафа , Винницкой области евреи работали в каменный карьер, где добывали камень при помощи кирки. Узники должны были выполнять норму, которая составляла 1,5 куб.метра., т.е. сложить рядом с местом работы пирамидку из добытого камня. если норма не выполнялась, то не выдавали паек. Паек выдавали один раз в день, получали немного горохового супа и кусочек хлеба. Труд был очень тяжелым, но из-за того чтобы получить паек, а другого источника получения еды не было, вынуждены были работать. Многие не выдерживали каторжный труд и погибали (4-с.8).

В конце этого тяжелого рабочего дня, а работали до позднего вечера, старший ходил и принимал работу. Тот, кто выполнял норму, как уже было сказано, шел получать еду. Ставили большой котел в котором был суп, состоящий из одной воды и немного гороха, иногда добавляли немного растительного масла.

Выстраивалась очередь, каждый старался встать в нее позже, чтобы досталось этого варева погуще, ведь первым давали одну водичку. Этот «суп» еще разбавляли водой и ели всей семьей (4-с.8).

В лагерь с.Тарасовка, Винницкой обл. часть узников привезли из рабочего лагеря в Райгородке. В свою очередь в Райгородке работали евреи из Теплика, доставленные туда в марте 1942 г. Кроме них в лагере Тарасовка работали евреи из Умани, Христиновки [31-с.12], Гайсина [27-с.9], Немирова, Райгородка,

Со всей округе, а также бессарабские евреи (78-с.309). Узники, а их было более тысячи, жили в длинной колхозной кошаре для овец. Лагерь охраняли немцы, а также литовские и местные полицейские, использовали собак. Лагерь был огорожен колючей проволокой. По углам стояли вышки с пулеметами (31-с.12). Когда часть строительных работ была закончена, некоторых рабочих перевели в уже упомянутую Михайловку (27-с.9).

В Немирове находился еврейский рабочий лагерь, куда после ликвидации гетто 26 июня 1942 г. были помещены около 200 евреев. 19 августа 1942 г.привезли 360 евреев из румынской зоны оккупации. 14 сентября расстреляли 160 нетрудоспособных. Остальных двести узников 21 сентября перевели а лагерь с. Бугакове, где они почти все погибли (78-с. 220)

В с.Бугакове Немировском районе Винницкой обл. находился еврейский трудовой лагерь. Сюда, как известно, были доставлены узники из лагеря в Немирове, это было около 200 буковинских евреев, 30 больных и нетрудоспособных заключенных. 3 февраля 1943 г. они были убиты на месте. Остальных заключенных перевели в лагерь в Зарудинцах, причем по дороге отобрали всех ослабших, отвезли в лагерь в Чукове и там расстреляли (78-с.49).

В с. Чуков лагерь был создан в 1942 г. В августе сюда привезли большую группу буковинских евреев из Транснистрии. 14 сентября 1942 г. лагере были отобраны и расстреляны старики и дети. 3 февраля 1943 в лагерь свезли нетрудоспособных евреев из лагерей в Березовке, Зарудинцах, Немирове и Бугакове и через два дня всех расстреляли. Всего в 1942-1943 гг. здесь было убито около 700 евреев (78-с.345). В Немировском районе был еще лагерь в с. Нижняя Кропивна несколько сот узников которого работали на ремонте дороги (78-с.223). Рабочий лагерь в Тарасовке был ликвидирован 10 декабря 1943 года, расстреляли 438 евреев (1-с.304).

В с. Якушинцы, Винницкий район 19 августа 1942 года из Бара привезли несколько сот молодых евреев. Их поместили в здании бывшей школы, которое было огорожено несколькими рядами колючей проволоки. На воротах стояли часовые. Это был рабочий лагерь . Узники этого лагеря работали на строительстве и ремонте шоссе. Это была дорога в Киев (68-с.64). Лагерь охраняли полицейские из Западной Украины, ходившие в гражданской одежде. (10- сс.17,18).

Когда евреев гнали на работу, то колонны охраняли литовцы, одетые в зеленную форму. Эти охранники страшно лютовали. Кроме винтовок в руках у них были палки, которыми они по любому случаю были узников по головам и по спинам. Работали на дороге, таскали на носилках песок, щебень, дробили камень для щебня. Работали без выходных с утра до темноты. Кормили узников утром перед выходом на работу и вечером. Давали есть какую-то баланду. Посуды не было, ели из консервных банок (59-с.18). Все они погибли(4-с.20)

В ноябре 1997 г. на месте гибели еврейских юношей и девушек в с. Якушинцы был поставлен памятник (87-с.20)

Сначала еврейские рабочие лагеря в немецкой зоне оккупации комплектовались за счет евреев немецкой зоны оккупации, но когда к июлю 1942 года евреи здесь были ликвидированы, нацисты с августа того же 1942 года по май 1943 года, как мы уже видели, систематически пополняли эти лагеря за счет евреев из румынской зоны. Например, 19 августа 1942 из Ладыжена примерно 500 черновицких и дорохойских евреев была передана немцам для использования на работах. 15 сентября были переданы немцам еще 300 депортированных и 250 местных евреев (78-с.182).

В августе 1943 года из Бершади были угнаны 1 203 узника, как указано в документе «в рабство». Районная Чрезвычайная Комиссия не сумела установить фамилии всех, потому что после освобождения Бершади, родственники угнанных выехали на прежние места жительства. Но есть список 22 человек. В этом списке все фамилии еврейские, возможно и остальные были еврея- ми.(53- с. 210) В одном из свидетельских показаний говорится, что в Бершади в августе 1943 года собрали несколько тысяч для того, чтобы отправить на работу. Немцы хватали евреев на улицах. Румыны дали возможность собрать рабочую силу. Большинство евреев отправили в Николаевскую область. Там их распределяли на работу. Одна из таких групп строила стадион в немецкой колонии под Трихатами (54-сс.27,28).

Транснистрия или румынская зона оккупация была с 1942 г., как мы видим из приведенных примеров, основным источником рабочей силы для немцев. Чтобы быть более убедительным приведем еще несколько фактов. Из Брацлова Винницкой обл., который находился в румынской зоне оккупации, как указано в документе, были угнаны в «немецкое рабство» 61 еврей. О том, что это евреи видно из списка. Они были угнаны, вероятно, на работу. Доказательством этому служит, что их возраст был от 14 до 50 лет (92 -лл. 24,25).

Из Тульчина во второй половине 1942 г.была вывезены в немецкую зону оккупацию за Южный Буг для работы большая группа евреев, большинство из которых погибли в 1942-1943 гг. (78-с.319)).

В Бугакове — селе Брацлавского района Винницкой обл. нацисты создали здесь рабочий лагерь. Большинство узников были евреи из числа пригнанных румынами из-за Днестра и переданных немцам в их зону оккупации (49-с.35) Узники-евреи работали на ремонте и строительстве дорог (46 2-с.14). 21 сентября 1942 г. сюда были доставлена новая группа узников из Немировского рабочего лагеря. Над евреями издевались безжалостно. Больных они предпочитали «лечить кнутом». Немногие старики, ускользнувшие от расстрелов, не выдержали рабского тяжелого труда. Их палками гнали на работу. Они умирали. Заболели не только старики, но и молодые. В наступившей зиме, узники спали на морозной земле. Теплых вещей не было. Питались впроголодь (41-с.101 ). По окончанию работ, оставшиеся в живых узники не были возвращены, как им обещали в румынскую зону, а были уничтожены нацистами их пособниками (49 -с.35).

На берегу Южного Буга, в румынской зоне оккупации, в с. Печера был создан печально известный лагерь смерти. Отсюда постоянно пополняли рабочие лагеря и немецкие и румынские оккупанты. Из этого лагеря с августа 1942 до мая 1943 гг. 2 500 были отправлены за Южный Буг и переданы немцам для использования на работах(78-с.254).

В уже упомянутый лагерь села Зарудинцы того Немировского района, созданном в 1942 г. В августе 1942 г. поместили большую группу буковинских евреев из румынской зоны оккупации, а также евреев из лагеря в Печере. Его узники-евреи трудились на ремонте и строительстве шоссейной дороги. 3 февраля 43 г. две трети заключенных были расстреляны, часть отвезена в лагерь в Чукове и расстрелян там. На место убитых привезли узников из ликвидированного лагеря в Бугакове. В лагере вновь оказалось около 200 узников. Сначала уничтожали тех, кто уже не мог работать. После выполнения работ нацисты и их пособники, в конце 1943, уничтожили всех оставшихся (41-сс.101,102; 49-с.35; 78-с.122).

В с. Торопово, Могилевского района Винницкой обл. тоже был рабочий лагерь. Узников пригнали из лагеря смерти Печера и др.мест. румынской зоны оккупации. Узники этого лагеря обслуживали дорогу ( 34)

В селе Вороновица Муровано-Куриловецкого района был рабочий лагерь. Его узники работали на строительстве ремонте дороги (49 — с.35). К середине 1942 г., в этом лагере были уничтожены все евреи, тогда стали привозить узников по договоренности с румынскими оккупационными властями из Транснистрии (81- с.14). В Вороновицу из Печерского лагеря доставили 500 узников для работы на новом заводе. Работали очень тяжело, а еду давали один раз в сутки. 14 сентября 1942 г. были расстреляны все нетрудоспособные и прежде всего старики и дети (46-с.70). 30 января 1943 года расстреляли 150 евреев (93-с.11). По другим данным в этот день были расстреляны 280 евреев из трудового лагеря (46 –с.81).

Оставшихся в живых 270 евреев расстреляли 24 мая 1943 года(46–с.86).

Евреи из Транснистрии передавались немцам не только в соседние с данным районом, но и более отдаленные места Так, в с. Бродецком Катеринославского района Киевской обл. с мая 1942 г.находился еврейский рабочий лагерь. 255 заключенных из Катеринполя и Шполы использовали на строительстве и ремонте дороги. 15 декабря того же 1942 г. евреи были расстреляны. Потребность в рабочей силы осталась, тогда из румынской зоны оккупации были привезены новые узники-евреи. Через некоторое время и их расстреляли (78-с.47).

На юге Украины лагеря были в Днепропетровской области. Зима 1941/1942 гг. была снежная. Всех взрослых почти ежедневно посылали на расчистку автотрассы Кривой Рог — Днепропетровск . В с.Каменка находился рабочий лагерь узники которого работали на строительстве автодороги Кривой Рог — Днепропетровск, которое было еще начато до войны. Поселили всех евреев в большой конюшне. До 29 мая 1942 г. евреи имели право ходить домой в Каменку и брать продукты. Но после того, как 29 мая расстреляли всех оставшихся в гетто Каменки евреев, узников рабочего лагеря стали охранять.

Каждое утро проводилась проверка, а затем строем под конвоем евреев гнали на работу. Так продолжалось до 25 декабря 1942 г.. т.е. пока не было закончено строительство выделенного участка дороги. Всех узников должны были перегнать на строительство дороги другого участка в с. Любимовка Софиевского района. Утром 26 декабря в лагере появилась дополнительная охрана и подводы. Всех построили и погнали. По дороге у одного из мостиков началась беспорядочная стрельба, люди начали кричать и падать. Вскоре колонну погнали дальше. Кроме евреев из Каменки, здесь работали евреи из с. Нововитебск (из бывшей еврейской с/х колонии) (79; 111-с.16). Вероятно, вскоре оставшиеся в живых узники были уничтожены.

В Павлограде в июне 1941 года был ликвидирован еврейский рабочий лагерь. Погибло около 2 000 евреев . В этом лагере находились не только местные евреи, но и из других мест. В уничтожении участвовали немцы и латыши (39-с.100).

Кроме дороги DG IV еврейские трудовые лагеря были и вдоль других дорог. Кроме того евреи в этих лагерях были заняты и другими работами.

В Киевской обл. в рабочем лагеря в с. Будище Лысянского р-на находились около 100 евреев из лагеря в Смельчинецах, которых использовали на строительстве и ремонте дороги (78-с.50). На подобных работах были заняты узники из еврейского рабочего лагеря в с. Ерки той же области. В конце 1942 г. лагерь был ликвидирован (77-с.1)

В Ивангороде с мая 1942 г. до декабря 1943 г. находился рабочий лагерь, узники которого работали на строительстве и ремонте дороги. В лагере погибли несколько сот человек (78-с.130). Строительством дороги занимались и узники лагеря в Малой Севастьяновке, в Орадовке Христиновского р-на и Осотная

Ладыженского р-на Киевской обл. Известно, что в лагере Орадовка погибло несколько сот евреев (78-сс.103,201,244,246). В 1942-1943 гг. в Талалаевке Христиновского р-на был еврейский рабочий лагерь, заключенных которого использовали на строительстве и ремонте дорог. Во второй половине декабря 1943 г. лагерь был ликвидирован (78-с.308)

Узники рабочего лагеря в Варваровке, Николаевской обл. жили в приспособленных под бараки склад, разделенный на три части и коровник. Территория где размещался лагерь была огорожена проволокой. Лагерь охраняли власовцы. Ежедневно гнали на место работы, которое было расположено в 8 км. от лагеря. Рабочий день длился с утра до вечера. Одни работали на ремонте дорог, других заставили строить порт ( 56-сс.14,15). Кормили один раз в день. Для еды использовали то, что собирали на стенках и на полу ветряных и водяных мельниц при помоле. Специальные телеги ездили по окрестным мельницам и собирали эти «смётки». Во дворе лагеря находилась разрушенная церковь. В ней на балке на цепи весел огромный котел, под которым разводили огонь, в котёл наливали воду прямо из Ю.Буга и засыпали этот «смёт» и варили эту «кашу» Когда она была готова, то её вываливали на стоящий рядом стол с невысоким бортиком. Это варево выравнивали, а затем проволокой нарезали на бруски по 70 граммов. Эту порцию получал узник утром, а вечером, если хотели, то давали это же варево, но в более жидком виде в деревянных мисочках. Днем еды не давали (56-сс.14,15). Ночью при выходе из бараков необходимо было громко стучать деревянными башмаками, чтобы слышала охрана. Больных отправляли на работу в карьер, где те быстро погибали (56-сс.16-17).

В с. Карловка Одесской обл. (сегодня это с. Зеленый Яр) были пригнаны более 3 000 евреев из Бессарабии, а летом 1942 г. — значительное количество евреев из Одессы. Их разместили на территории бывшей свинофермы. Узников принудили работать на строительстве дороги. Когда в марте 1944 г. село было освобождено, в лагере осталось в живых 480 евреев (78-с.125).

Рабочие лагеря на других видах строительства

Кроме обслуживание дорог узники рабочих лагерей работали на строительстве и ремонте военно-стратегических объектов. Так, они работали на строительстве и ремонте мостов. Возле села Трихаты под г. Николаевым был создан рабочий лагерь, узники которого были заняты на строительстве моста через реку Южный Буг. Согнанные сюда из многих областей Украины; в то числе Каменец- Подольской и Винницкой областей. Так, из Винницкой обл. здесь работали евреи из Тульчина (57-с.14), Бершади (56-13), Шаргорода (67-с.57), Джурина (46-с.85), Могилев-Подольского (78-с.213). В мае 1943 г. сюда привезли около 1 000 евреев из Винницкой обл. В том числе 150 из Джурина, 555 из Могилев- Подольского, 120 из Мурафы, и 175 из Шаргорода. На 1 сентября 1943 г. здесь находились 608 евреев-узников из Буковины и Бессарабии В сентябре 1943 г. были привезены еще около 400 узников вместо умерших (78-с.317).В поселке Варваровка той же Николаевской области находился рабочий лагерь: заключенные которого строили дорогу и мост через Южный Буг (78-с.55)

Еврее-рабов заставляли работать на ремонте и строительстве мостов и в других местах Из с.Гущенцы, Калинковского р-на. Виницкой области евреев Нового Пикова пригнали для ремонта моста (17сс.25,26). В село Любязь Любошевского района Волынской обл. в 1942 г. пригнали 25 евреев из райцентра для строительства моста. Когда работа была закончена, евреев-рабочих расстреляли (78-с.198).

В Новоград-Волынском Житомирской обл. был рабочий лагерь, узники которого работали на ремонте железнодорожного полотна. В этот лагерь согнали евреев из разных мест области. Так, ноябре 1941 г. немцы и полицейские в Барановке провели облаву на трудоспособных евреев, которых погнали в этот рабочий лагерь (87 -с.25).

В Калиновку Винницкой области, на строительство аэродрома были присланы 600 евреев из Уланова ( 21) . Сюда же пригнали евреев из Калиновки, Уладова, Ново Пикова, Сальницы и Янова. Это строительство находилось в 2-3 км. от Калиновки по дороге на Кордылевку, недалеко от железной дороги на Киев. Этот аэродром еще начали строить до войны, немцы решили продолжать его строительство. Евреев поселили в бараках, мужчин и женщин отдельно. Всего было до 500 евреев-рабочих в возрасте от 20 до 40 лет (22-сс.26,27). Еду давали один раз в день. Кормили гороховым супом без соли и 150 граммами хлеба. Соль не давали на том основании, что от нее опухают(22-сс.26,27) Узников расстреляли в конце 1942 г. (78-с.322). Строительные материалы доставляли на ж/д станцию Калиновка, куда для разгрузки-погрузки отправляли до сорока рабочих(22-сс.26,27).

Несколько сот евреев Балты с декабря 1941 до августа 1942 г. строили аэродром в Перелетах. При этом 70 евреев погибли (78-с.24). Кроме того известно, что зимой 1943 год евреев из лагеря в Балте, где содержали кроме местных и пригнанных евреев из Бессарабии и Буковины, которых отправили на работу в район Николаева в распоряжение организации Тодт. По пути были убиты около 100 человек (99-с.42).

Еврейский труд использовали и при других видах строительства. Особенно усилился антиеврейский режим в Виннице и вокруг нее в связи с начавшимся строительством ставки Гитлера у с. Стрижавка. Значительная территория была объявлена мертвой зоной. 10 января 1942 г. в с.Стрижавка — район строительства ставки, в 8 часов ворвался отряд гестаповцев и уничтожил 227 евреев (87-11). В начале 1942 года после уничтожения нескольких тысяч евреев, были оставлены в качестве рабочих около тысячи евреев (15-сс.5,57,62,63). Использование еврейского труда на строительстве ставки Гитлера в этом районе не подается описанию? Причиной этого является отсутствие документов. Они до сих пор засекречены. Одно известно: все кто строил этот объект были расстреляны нацистами.

И в Одесской обл. были созданы трудовые лагеря . Так, в самой Одессе, на станции Одесса-сортировочная работали на строительстве водонапорной башни и др. объектах узники-евреи. Среди строителей были 50 евреев из Тульчина ( 56-с.14).

Еврейский труд использовали и в карьерах — каменоломнях. Особенно много их было в Киевской обл. В с. Буки трудоспособные евреи после уничтожения основной массы узников, были оставлены в живых и помещены в рабочий лагерь. Сюда же в апреле 1942 г. доставили евреев из Маньковки и Пятигор. Узники работали в каменоломне. В 1942-1943 гг. погибли около 150 евреев (78-с.51). В с. Искренное Шполянского р-на Киевской обл. с мая 1942 г. находился еврейский рабочий лагерь. Узниками были 300-500 евреев из Шполы и Звенигородки. Они работали в каменном карьере. Узники размещались в свинарках, которые были огорожены колючей проволокой. Обессиливших узников расстреливали. Вероятно, таких акций было не меньше двух. В первой акции были убиты 30-35 евреев, а во время второй — 7-8 человек. В конце ноября 1942 г. оставшиеся в живых узники были переведены в другой рабочий лагерь (78-с.137).

2 мая 1942 г. евреев из гетто Ольшаны погнали в Звенигородку, где было создано гетто для евреев из разных населенных пунктов. Ольшанских евреев загнали на ночь в звенигородскую тюрьму. А утром начался отбор: женщин с детьми, пожилых и больных отправили в гетто. У молодых женщин отбирали детей бросали старкам, а всех трудоспособных в возрасте с 12 лет отправили в еврейский рабочий лагерь в с. Смельчецы Лисянского района. Позже часть узников перегнали в лагерь с. Неморожь Звенигородского р-на. Сегодня это Черкасская область(2-с.47).

Условия жизни и работы были очень тяжелыми. Жили в старых и грязных свинарниках, спали на голой земле или на перегное, который остался от скота и свиней. Работа состояла в очистке и ремонте дороги от Звенигородки до Лысянки. Валили лес, корчевали пни, ведь дорога строилась в лесу . Работали в каменном и песчаном карьере, дробили щебенку и таскали каток вместо лошадей (60-с.101). Кормили один раз в сутки — давали какую-то баланду и сто граммов хлеба из проса. Через определенный промежуток времени отбирали ослабевших людей и расстреливали их. После возвращения с роботы узников гоняли вокруг свинарника и избивали резиновыми палками. После расстрелов одежду привозили в лагерь раздавали оставшимся в живых узникам. Рабочие лагеря были уничтожены. (2-с.47). 5 мая 1942 из Звенигородского гетто молодые и среднего возраста евреи были отправлены в рабочий лагерь(81-с.57 ), который был расположен в с. Неморож Звенигородского района.(82-с.16 ). А остальных евреев выгнали из их домов и поместили в гетто, которое находилось на одной из улиц Звенигородки (83- с.15), До революции она называлась Русской, а потом Пролетарской (83-с. 196). Кроме того гетто занимало часть улиц Гулькина и Комсомольской (83-с.151). Гетто не было огорожено. Комендантом гетто был Лазурик (83- с.196)

В рабочий лагерь в с. Неморож первые узники были доставлены из Звенигородки 5 мая 1942 г. Вскоре к ним добавили еще 150 евреев, потом группу узников из Ольшан (78-с.221). Они жили в бывшей колхозной конюшне. Всем выдали по охапке соломы, которая должна была служить постелью (84-с. 30). Это был рабочий лагерь узники которого были заняты на дорожных работах и в каменном карьере. Дорожные работы заключались в том, что узники засыпали ямы песком и щебнем. Кормили их один раз в день. Это была какая-то баланда. Давали и хлеб. Его есть было невозможно, но голодные люди хотели есть и ели все, что им давали (83-с.17).В нем содержались 819 евреев. Более года они были заняты на работе (84-с.30).

Ближе к зиме отобрали около 150 человек и погнали в другой лагерь в село Смельчинцы. Спустя короткое время отобрали 50 человек, в основном это были мужчины, которых повезли на работу, но они не вернулись, их расстреляли. Далее узников перебросили в лагерь в селе Будище, а весной вернули в Неморож (83-сс.17-20).

В Смельчинцах Лисянского р-на в 1942 г. находился еврейский рабочий лагерь, узники которого использовались на строительстве и ремонте дороги, Первыми узниками были 150 евреев из лагеря в Немороже, которых доставили в конце мая 1942 г. 2 ноября 42 г. были расстреляны 50 узников, а 100 перевели в другие лагеря (85-с.47). Пока оставалось гетто в Звенигородке, то евреи в рабочем лагере получали оттуда помощь. Узников рабочего лагеря перегоняли как рабочую силу в другие лагеря. Больных и нетрудоспособных расстреливали. (86-с. 101). По одни данным узники лагеря Неморож летом 1942 г. г. они были уничтожены (84-с.30), а по другим -2 ноября 1942 г. На их братской могиле, поставленном после войны, сделана надпись «От оставшихся в живых»(86-с.101).

В с. Червоное Золочевского р-на Львовской области с октября 1941 до июля 1943 г. находился еврейский рабочий лагерь. Узники, а их в 1942 г. было около 200 чел., жили в бывшей конюшне женского монастыря. Большинство работали в каменоломне, а остальные в столярной, слесарной и швейной мастерских. За время существования лагеря погибло от голода, холода, различных болезней много узников, а 600 евреев были расстреляны (78-с.338). А в Сколе той же области после того, как 2 000 евреи были отправлены в лагерь уничтожения Белжец, были оставлены евреи в двух рабочих лагерях. Этот лагерь был уничтожен в августе 1943 г. (78-с.287). В каменоломне работали 20-25 узников лагеря с. Затемне Золочевского района Львовской обл (78-с.122).

После уничтожения евреев в 9 июня 1943 г. в Скалате Тернопольско области остался еврейский рабочий лагерь. Он был создан осенью 1942 г. как филиал лагеря в Каменке, и в свою очередь, имел филиалы в селах Оконо, Останье, Полупановка и Тарнаруда. В лагере Скалата находилось около 500 узников. 30 июня около 200 узников были уничтожены, а в июля 1943 г. 300 заключенных были освобождены советскими партизанами, которые захватили Скалат. Около 150 из них были вновь схвачены и отправлены в лагерь Новоселку для работы в каменоломню. 28 июля того же 1943 г. около 100 евреев были расстреляны, а несколько десятков сумели бежать (78-с.287). Дальнейшая судьба их неизвестна. Все евреи, которые были схвачены за пределами гетто или рабочего лагеря расстреливались на месте. Уйти в лес они не могли. Там у них не было ни еды, ни оружия. Вероятнее всего они погибли.

В с. Новоселка Подволочиского района Тернопольской обл.был создан рабочий лагерь, узники которого работали в каменоломне. Первыми узниками были 130-150 узников из Скалата. В июне 1942 г. эти узники были переведены в лагерь с. Каменка. На их место прислали новых 150 евреев из Скалата, 28 июля они были расстреляны (78-с.232)

Рабочие лагеря для добычи торфа

Многие узники были согнаны в рабочие лагеря для работы на торфоразработках.

В с. Нестерварке (в 1 км. от Тульчина) Винницкой области был еврейский рабочий лагерь, где узники добывали торф. Сюда пригнали евреев из Могилев-Подольска и др. гетто.(35-с.11). Есть данные, что евреи из Мурафы работали здесь и на лесоразработке (38-с.9). Узники жили в помещении животноводческой ферме(36-с.11). Работа состояла в том, чтобы при помощи лопаток, специально

выданные для этого, узники копали торф, который принимал форму кирпича и выбрасывали его на сухое место. Работали, стоя по пояс в воде. Часть узников работали на кирпичном заводе. Охраняли лагерь румыны, одетые в гражданскую одежду они были вооружены пистолетами (36-с.11). Кормили один раз в день, На работу выгоняли рано утром, а в часов 12 давали по 200 граммов мамалыги. Когда дохли лошади, то узников кормили кониной (35-сс.11,12). Один из тех, кто пережил этот ад, так описывает приготовление еды для узников:»…стояли большие котлы, может по 300-400 литров, такие большие котлы, туда засыпали два или три мешка муки, мука была кукурузная, овсяная, может быть, там были кочерыжки, потому, что рвало горло. Здесь эту еду называют мамалыгой. Ее варили или заваривали, потом выкладывали эту массу на стоящие рядом длинные столы, метров по пять, а по обеим сторонам были прибиты такие планки, чтобы мамалыга не соскальзывали на землю и потом резали куски сантиметров на десять или двенадцать. А еще давали и суп из конины» (36-с.13). Когда начинались осенние дожди, работы по заготовке торфа прекращались. Некоторые работали в кузнице, где изготавливали костыли для крепления рельс узкоколейки к шпалам (36-с.11). В Джурине Винницкой обл. летом 1943 года группу евреев угнали на торфоразработки в Тульчин (94-с.17).

В Белопольи, Сумской обл. в начале 1942 года всех евреев сослали на торфоразработки, где они подвергались невыносимой эксплуатации и содержались на голодном пайке, т.е. в день давали по 100-150 граммов хлеба. Впоследствии всех евреев перегнали в Конотоп и расстреляли. (61-с.15).

Сельскохозяйственные рабочие лагеря.

С первых дней оккупации евреев принуждали к работе в сельском хозяйстве. 9 августа 1941 г.оперативная команда 12 расстреляла 94 евреев из с. Бабчинцы Могилев-Подольского района Винницкой обл. «за саботаж при сборе урожая» (65-с.105). Но это был только предлог для убийства. Евреи Джурина работали на не евреев в их огородах. Хозяева за это кормили и даже платили. Некоторые работали в бывшем совхозе в Садковцах.(95-л. 7). Кроме этого евреев гнали на принудительные работы в Ободовку и Бершадь, Винницкой области (96- л. 11 ).

В бывших еврейских национальных районах южных областей Украины, что были здесь до войны, по предложению нацистских оперативных команд евреи были оставлены осенью 1941 г. на своих рабочих местах в местных колхозах до окончания уборки урожая (72 –с.169).После чего, вероятнее всего их расстреляли

Сохранились сведения о работе в еврейских лагерях Тернопольской обл. Отсутствие каучука усложняли положение Германии. Они пытались получить это важное сырье из кок-сагыза — растения содержащего каучук в небольшом количестве. Более всего таких лагерей было в Тернопольской обл. Плантации кок-сагыза были в с. Королевка Залещицкого р-на. Рабочий лагерь находился до конца в октября 1943 г., когда расстреляли 38 евреек (78-с.165)

В апреле 1942 г. из Толстого Залещицкого р-на 400 евреек были посланы в на плантации кок-сагыза. В Толстом находилось отделение «ГГ-каучук», которое руководило работами по выращиванию кок-сагыза в 7 окрестных имениях. 27 мая 1943 г. еще несколько сот евреев Толстого были направлены на с/х работы (78-сс.314,315). В с.Лисовцы Залещицкого района. — в конце июня 1943 г. были расстреляны 25 евреев, которые использовались на работах по выращиванию кок-сагыза. Большинство евреек при известии о прибытии полиции бежали, так как они жили в не охраняемом бараке и крестьянских домах. Позже они вернулись в село, так как нигде не нашли ни надежного укрытия, ни помощи (78-сс.186,187). Это подтверждает высказанное выше утверждение. 17 июля 1943 г. в Рожановке Залещицком районе были расстреляны 90 евреев, которых использовали для выращивания кок-сагыза. Часть евреек сбежала И здесь, как и в Лисовцах, не найдя убежища, многие вернулись и были убиты в ноябре 1943 г. (78-с.274). Как не вспомнить мудрые слова о том, что зло есть неспособность сочувствовать. Для этой же работе по выращиванию кок-сагыза использовали евреев из с.Шиповцы Залещицкого района (78-с.348)

В с. Ягельница Чертковского района находилась еще одна Дирекция общества «ГГ-каучук», здесь же были плантации кок-сагыза. Сюда прислали для работы еврейки из Склата, Толстого. В 1943 г. узниц расстреляли (78-с.355). В с.Миловцы, Чертковского района 20 июля 1943 г. были расстреляны 50 девушек, которых тоже использовали на работах по выращиванию кок-сагыза. Знакомая картина, часть евреев бежали, но позднее некоторые вернулись, не найдя убежища. Из их числа в феврале 1944 г. были расстреляны 13 человек (78-с.210). В с.Морелювка Чертковского р-на в конце июня 1043 г. была ликвидирована рабочая команда по выращиванию кок-сагыза. 55 евреев были вывезены в Свидову и там расстреляны , часть евреев спрятались. Из их числа в июле того же года были пойманы и расстреляны 23 еврейки, а зимой 1943 г. были пойманы и уничтожены еще 5 человек(78-с.215). В с.Пробережной Чертковского районе еврейская рабочая команда в 1942 -1943 гг. использовалась на выращивании кок-сагыза и др. с/х работ (78-с.265). В с. Росохач Чертковского р-на были расстреляны ок. 60 евреек, которых использовали на выращивании уже известной культуры (78-с.277)

В с. Свидова Чертковского р-нов мае-июне 1943 г. существовал еврейский рабочий лагерь, заключенные которого использовались на возделывании кок-сагыза. Лагерь был ликвидирован в конце июне 1943 г., когда были расстреляны все узники. В то время в Свидове находились около 250 евреек, которые работали там с мая 1943 г. Кроме того, за несколько дней до расстрела в лагерь привезли 85 евреек из лагеря в Мухавке и 55 евреек из Морелювке, а в день расстрела -12-13 евреек из Бучача. Всего было расстреляно св. 400 чел. (78-с.282). В с.Сосулявка Чертковского р-на в октябре 1943 г. были расстреляны 30 евреев,а в с. Травне того же района были убиты 6 сентября 85-90 евреев, работавших на выращивании того же кок-сагыза (78-сс.295,316). Из самого Черткова в 1942 г. на те же работы были отправлены 150 евреек.

Рабский труд евреев-медиков

Кроме физического труда принудительный труд для евреев касался и медицинских работников. Уже в самом начале военных действий нацистов на территории СССР, 2 июля 1941 г., в письме шефа полиции безопасности и СД было указано:

«Особенно предусмотрительно необходимо надо действовать при расстрелах врачей и других занятых в здравоохранении лиц. Так как в сельской местности на 10 000 жителей приходится только один врач, то в случае эпидемии вследствие расстрела большого числа врачей возникнет трудно заполняемый вакуум. Если в отдельном случае казнь необходима, ее само собой разумеется следует провести…» (77-с.26). Но нацисты не всегда считались с этим и уничтожали евреев-врачей. Иногда бывали случаи, когда врачам и другому медперсоналу временно даровалась жизнь. В Симферополе было 27 врачей-стоматологов, в том числе 9 евреев, которые были временно пощажены зондеркомандой 10б (33-с.190).

Во время акции по уничтожению евреев в Виннице 16 апреля 1942 г. отделяли специалистов от остальных евреев в том числе и медперсонал. Их с повязками Красного Креста на рукавах ( мужчины и женщины) построили в отдельную колонну. Со временем медперсонала оказалось очень много и тогда командовавший акцией на стадионе соединил их с общей колонной (124-л.4), а это означало, что их, вероятно, уничтожили.

В Коломые после ликвидации гетто 1 февраля 1943 г. были оставлены в живых 8 врачей, 2 аптекаря. Позже 7 врачей покончили собой, а одному удалось бежать (78-с.161)

А в Коропе Черниговской обл. местная полиция 9 февраля 1942 г. уничтожила всех оставшихся евреев (111 чел.). Оставили в живых одного человека — зубного врача. 4 октября 1942 г. была убита последняя еврейка — зубной врач (78-с. 165).

В Меденичах после ликвидации гетто были оставлены только два врача и аптекарь с семьями (8 человек) (78-с.207).

Работа на немецкие фирмы и вермахт

Были и лагеря, которые обслуживали нужды вермахта. Таким был рабочий лагерь в городе Великие Мосты Львовской обл. Около 4 000 узников этого лагеря работали на саперное подразделение вермахта. Когда же армия с 1 февраля 1943 г. стала перечислять начальнику СС и полиции во Львове лишь половину раннее оговоренной сумы, то 10 февраля того же года то около 2 000 узников-евреев были расстреляны. 6 апреля 1943 г. были расстреляны женщины, а также 20 мужчин, которые копали могилы. 10 мая того же года почти все узники были расстреляны, лишь небольшая группа рабочих была переведена в Яновский лагерь во Львове (78-сс.60,61). На вермахт работали узники еврейского рабочего лагеря на станции Селец-Завоне Львовской обл.. Он был создан в мае 1942 г. и в нем содержались около 200 евреев. 10 февраля 1943 г. были расстреляны 240 из 450 узников. 10 мая были была расстреляна часть оставшихся, а другая часть была переведена в Яновский лагерь (78-с.283). На вермахт работали и узники раб. лагеря в Яворове (78-с.355)

В Большой Врадиевке Одесской обл. был создан рабочий лагерь, который размещался в здании, в котором до войны была аптека. В лагере было 85 узников. Все они были специалистами и обслуживали румынских офицеров (114-сс.74-83). Для нужд армии в Житомире был создан рабочий лагерь (89-с.67).

Узники гетто и рабочих лагерей работали не только на нацистскую армию или на их пособников, но и на немецкие фирмы. Для обслуживания различных работ создавали и еврейские рабочие команды. В Бориславе Львовской обл. после ликвидации гетто были оставлены около 1 500 евреев, которых объединили в рабочие команды. Из них 1 200 узников работали на «Карпатен-Ель-АГ», кроме того около 100 евреев трудившиеся в мастерских, в лесопилке — от 100 до 200 человек. Рабочие команды из мастерских и на лесопилке были ликвидированы в феврале 1943 г. Остальные продолжали трудиться. В марте 1944 г. среди них отобрали и расстреляли 80 детей. Остальных тремя группами отвезли в лагеря смерти в Польшу. Так, 600 евреев 14 апреля 1944 г. были вывезены в Плашув, а 23 июня 1944 г. туда же отправили еще одну группу. 31 июля 1944 г. оставшихся отправили в Освенцим (78-с.43)

После ликвидации гетто в начале июня 1943 г. в Дрогобыче остались несколько рабочих команд в которых насчитывалось около 2 500 евреев. Узники работали на различных промышленных объектах города. На упомянутой уже «Карпатен-Ель-Аг» работало 1 300 евреев, на заводе «Клинкер-Цемент» — 600, в мастерских и садовом хозяйстве — несколько сот. И в тоже время в городе продолжалось уничтожение евреев. 12 июня из этих команд расстреляли 170 женщин и детей. При этом в августе 1943 г. в Дрогобыч были переведены 70 евреев-ремесленников из Стрыя. 25 августа была ликвидирована рабочая команда на заводе «Клинкер-Цемент» в количестве коло 500 евреев ( в том числе 40 из «Карпатен-Ель-Аг»). 14 декабря 1943 г.были расстреляны еще около 200 евреев. 13 апреля 1944 г. оставшиеся евреи (возможно, их было около 1 200 человек) вывезены в польский концлагерь Плашув (78-с.107).

В августе 1942 г. в Брацлаве Винницкой обл. были созданы два рабочих лагеря для немецких строительных компаний «Тодт-Дорман» и «Хорст унд Йессен». Лагеря размещались в здании школы по улице Ленина и бухгалтерского техникума. В них разместили около 1 200 евреев из-за Днестра и около 300 из разных районов Украины. Узники работали в каменных карьерах, на прокладке и ремонте дорог. Труд был каторжный, без выходных, с рассвета до заката (12-с.3). 23 сентября 1942 г. все попавшие в эти лагеря старики и дети, а их было около 400 человек, были расстреляны в ближайшем лесу. Акции уничтожения продолжались и в дальнейшем. В апреле 1943 г. лагерь «Тодт-Дорман» был закрыт, а оставшихся заключенных перевели в лагерь «Хорст унд Йессен» (55- с.184). Можно не сомневаться: что ждала та же участь, что и других евреев

По утверждению некоторых свидетелей в Жмеринке находился еврейский трудовой лагерь, узники которого работали на фирму Вальтера Шифлера и Глеклера (89- с. 217; 90- с.148)

Рабочие лагеря для уничтожения нацистских следов преступлений

Когда фронт стал приближаться к Украине, нацисты стали уничтожать следы преступлений, нацисты почувствовали, что им придется скоро бежать. Они стали извлекать из могил тысячи трупов и сжигали их? Но для этого нужна была значительная рабочая сила. Для этого использовали оставшихся евреев из рабочих лагерей и команд. Операция велась под грифом «Совершено секретно» и получило названиe «Aktion 1005». Эту операцию проводила зондеркоманда 1005 во главе с штандартенфюрером СС Паулем Блобелем. Уничтожение следов своих преступлений нацисты проводили по всей Украине и прежде всего в Бабьем Яру. Вокруг него была установлена трехкилометровая зона, куда запрещался доступ населению(4-с.8).

16 августа 1943 года из Сырецкого лагеря отобрали 100 человек, среди которых были и евреи, кроме прочих, и под усиленным конвоем повели в Бабий Яр. Всех их разбили на пятерки и заковали в цепи, расстояние между цепями было 50-60 см., что позволяло передвигаться и рыть лопатами землю. Цепь причиняла боль. Потом она сильно разбивала ноги, и ноги и узники научились подкладывать под нее тряпки и подвязывать шпагатом к поясу, чтобы не волочились по земле (88-с.377). Из лагеря поступали новые партии на подмогу; через несколько дней узников стало более трехсот. Их разбили на бригады, которые выполняли разные работы.

Руководителями работ по уничтожению следов преступления в Бабьем Яру были нацистские офицеры. Так, штурмшарфюрер СС Топиде был техническим руководителем работ. Он был самым жестоким по отношению к работающим узникам. Он лично расстреливал провинившихся и, возможно, участвовал сам в массовых расстрелах осенью 1941 года в Киеве, так как знал все места, где были зарыты трупы жертв нацистского террора. Его помощниками являлись: гауптвахмейстер жандармерии Мэркль (из Мюнхена), гауптвахмейстер жандармерии Фогт, роттенфюрер Рэвер и др. (127-с.60).

Анатолий Кузнецов в романе-документе «Бабий Яр», рассказывая об этом, приводил такие подробности и детали от которых кровь стынет в жилах. Жанр данной работы требует дословного цитирования, но сделать это трудно, а следовательно сделаем купюры. Вот, что писал автор:

«ЗЕМЛЕКОПЫ раскапывали ямы, обнажая залежи трупов, которые были сизо-серого цвета, слежались, утрамбовались и переплелись. Вытаскивать их было сущее мучение. [На некоторых телах, особенно детей, не было никаких ран — это те, кого засыпали живьем. Тела некоторых женщин, особенно молодых, были, наоборот, садистки изуродованы, вероятно, перед смертью]…

КРЮЧНИКИ вырывали трупы и волокли их к печам. Им выдали специально выкованные металлические стержни с рукояткой на одном конце и крюком на другом…

ЗОЛОТОИСКАТЕЛИ — «ГОЛЬДЗУХЕРЫ» имели клещи, которыми выдергивали золотые коронки. Должен был осматриваться каждый труп по дороге к печи, снимались кольца, серьги, у одетых проверялись карманы в поисках ценностей , монет — все складывалось в ведра. Тут же стоял часовой и присматривал, чтобы золото не воровалось или не выбрасывалось в песок.

ГАРДЕРОБЩИКИ снимали с убитых все, что еще было цело. Пролежавшие в земле год или два сапоги хорошего качества снимались. Иногда сохранялись шерстяные вещи, полевые сумки. Немцы аккуратно грузили это на машины и увозили неизвестно для каких целей, потому что все это ужасно пахло…

СТРОИТЕЛИ занимались возведением печей. Под сильной охраной они ходили через овраг на противоположную сторону — на еврейское кладбище, где немцы указывали, какие гранитные памятники ломать.

Заключенные разбирали надгробия, несли в овраг, выкладывали плиты рядами. На них…строилась… печь. Она набивалась дровами , сверху на решетку клались тела головами наружу. Второй ряд укладывался для перевязки накрест, затем следовал слой дров и так далее, пока не вырастал штабель высотой в три метра и с каждой стороны в шесть метров. В штабель входило примерно две тысячи убитых… Готовое сооружение обливалось из шланга нефтью, которые нагнетал из бочек компрессор.» (88-сс.379,380)

Кроме того среди узников и те, кого называли кочегарами, трамбовщиками и огородниками. Если первые сжинали трупы, то вторые, которые просеивали золу, чтобы найти оставшееся золото. А вот третьи на носилках разносили золу и рассеивали по окрестностям Бабьего Яра. При этом они добывали на огородах картошку, которую приносили ее лагерь (88-сс.381, 382)

Всего было заложено 25-30 печей, на которых сожгли, как считает один из свидетелей 2.500 — 3.000 трупов в каждой ( 35-с.10). В результате подсчетов, вероятно сожгли от 62 500 до 90 000 трупов- жертв Один из узников считает, что сожгли примерно 70.000 трупов, для чего построили примерно 75 печей (35- с.27)

Доступ к месту сжигания был строго ограничен. Так, например, даже тем немцам, которые во время сжигания подвозили на автомашинах вырытые трупы, не разрешали въезжать к месту сжигания. Трупы сбрасывали в определенном месте, а потом их подносили к печам для сжигания. ( 35-с. 10)

Узников, выполнявших эту работу содержали, как уже говорилось, закованными в цепях под строжайшей охраной, конвой состоял исключительно из офицеров. На ночь их загоняли в землянку, где была кромешная тьма. Перед входом в землянку была сооружена вышка, на ней был установлен и нацелен на вход дисковый пулемет (88-сс. 377,378).

Кормили их так: в 6 часов утра им давали по литру какого-то напитка, который они называли «кофе», в обед литр супу, а на ужин тот же»кофе и 200 граммов хлеба, в большинстве случаев просяного. Узники обессиливали и работать не могли. Таких людей избивали палками, прикладами и под видом отправки в концлагерь — расстреливали и сжигали в тех же печах (38-с.50).

Содержавшиеся в лагере узники понимали, что по завершению сжигания трупов их уничтожат, чтобы не было кому рассказывать о преступлениях нацистов и они стали готовиться к побегу.(125-с.50) Первый побег из лагеря готовился в конце августа, но он не удался. Намерение произвести подкоп было кем-то выдано и охрана лагеря его предотвратила(126-с.56). За эту попытку были расстреляны 8 узников (13). Стали готовить новый побег. Его инициатором был бывший сотрудник НКВД по имени Яша. Яша достал ключ к двери- решетки.(125- 50).Достали так же зубило и плоскогубцы для того, чтобы расковать цепи Ночью на 29 сентября 1943 года, т.е. во вторую годовщину расстрела в Бабьем Яру, в лагере находились 180 узников.(126-57) В 4 часа утра, узники расковав друг друга, открыли решетку и с криком «Ура!» выбежали из землянки. Охрана открыла огонь по разбегающимся узникам. Одним удалось спастись, другие были убиты при попытки к бегству (125-с.50). Удалось спастись всего 12-15 узникам (126-с.57). Подробности описаны узником этого лагеря Захаром Трубаковым в книге «Тайна Бабьего Яра» (140).

В Раве-Русской Львовской обл.после ликвидации гетто 7 декабря 1942 г. были оставлены в живых 60 евреев для захоронения трупов. Эти евреи были расстреляны в марте 1943. Кроме того из гетто были отправлены несколько сот евреев в рабочие лагеря. Из их числа в январе 1943 г. около 100 евреев были возвращены в Раву-Русскую. Их заставили заниматься сбором и складированием имущества расстрелянных евреев. Эти узники были расстреляны 8 августа 1943 г.(78-с.267).

Использование детского труда

Нацисты использовали и детский труд. Уже выше, рассказывая о трудовом лагере в Литине, где содержались 250 подростков из Болгарии, Венгрии, Румынии и Чехословакии. А при отборе трудоспособных евреев при расстреле в Ольшанах в трудовой лагерь отправляли и детей с 12 лет (2-с.47).

В Каменец-Подольском, после того, как были уничтожены местные и привезенные иностранные евреи, туда стали привозить евреев из окрестных сел и местечек. В 1942 г. здесь был громадный трудовой лагерь. Всех водили на разные работы. Каждое утро в казармы врывались с лаем собаки. И тогда просыпались и вставали с нар люди. Их были нагайками. Потом строились в колонны и уходили на работы в сопровождении полицейских и собак. Возвращалось все меньше и меньше евреев. Сокращалось некогда большое гетто(70). Детей загоняли на гору, где росли дикие травы и кустарники. Им приказали срывать их, чтобы не могли спрятаться евреи-партизаны. Дети выполняли эту работу. Все они были ослабшие от голода и перепуганные. Не было сил, и часто кружилась голова. Передохнуть не давали. Дети срывались с обрыва и погибали (70).

В село Антоновка Букского района Киевской обл. был рабочий лагерь. В своих воспоминаниях Александра и Хана Коган из Белой Церкви рассказывали, что их — подростков пригнали из Белой Церкви в рабочий лагерь, который находился в Антоновке Букского района. Здесь узники работали в каменном карьере. Если девушки не могли поднять тот или иной камень, то получали по рукам. О их существовании узнали партизаны. В октябре 1943 г. они их освободили. Узники разбежались и прятались до прихода Красной Армии (114-с. 125)

Был детский принудительный труд и в Транснистрии. Румынские власти принуждали детей работать, забирая их из школы. Чаще всего это была уборка сельхозпродуктов. За леность или медлительность в работе дети получали удары плеткой из телефонного кабеля (80-с.10). В Жмеринке детей заставляли работать и на складах, где велели разбирать валявшуюся мужскую, женскую и детскую одежду. Вещи эти сортировали и укладывали в мешки, которые загружали в вагоны. По следам крови и дыркам от пуль поняли, что эта одежда расстрелянных евреев в Браилове и в других местах (91-с. 10).

В Могилев-Подльском была создана детская специальная трудовая команда. Под ударами плеток и палок полицейских детей заставляли разбирать завалы, чистить туалеты, убирать казармы и выполнять другие тяжелые работы (69-с.176).

Евреев Томашполя выгоняли на так называемые «общественные работы». Они ежедневно с утра до вечера работали в каменоломне, на стройках, на сахарном заводе, на ремонте дорг, заготовке дров и др. Часто людей вместо лошадей впрягали в телеги, и они по снегу , по грязи тащили на себе камни, лес, строительные материалы. Детей, даже 10-12-летних тоже заставляли работать. Они пасли скот, реквизированный румынами, ходили на земляные работы, а еще летом всех гоняли на сахарный завод чистить котлы от накипи. Это была очень тяжелая и грязная работа (131-с.17).

Была ли оплата рабского труда?

Труд был тяжелый, точнее изнуряющий, унизительный, но при этом следует выяснить, а была ли оплата за этот труд. Некоторые авторы утверждают, что»…размер оплаты зависел от распоряжений местных властей, что в рейхскомиссариате «Украина» евреи получали 80% от крайне мизерной зарплаты других рабочих» (72-с.179).

Но это утверждение не подтверждается документами, где было бы четко сказано, что оплата труда евреев производилась деньгами. В выше приведенных примерах шла речь лишь о выделение узникам гетто или рабочих лагерей еды, если можно назвать то, что им давали едой. Так, в трудовом лагере в с. Мацковцы Каменец-Подольской обл. узников кормили очень плохо. Хлеба никогда не хватало. Баланду из гнилых или мерзлых овощей не стало бы есть и скотина. От такой еды работа становилась непосильной (51-л.4). Это было не только в данном лагере, а во всех имевшихся на территории Украины. Об этом очень много раз говорилось выше ив этой работе. Кроме того в подтверждении сказанного приведем приказ министра вооружений и боеприпасов , который он издал 28 июля 1941 г. Данный приказ запрещал оплату труда рабочих в оккупированных восточных областях и использовании их на тяжелых работах:

«… на русской территории действуют другие правила использования рабочей силы, чем в Западной Европе. Использование рабочей силы нужно главным образом осуществлять в порядке трудовой и гужевой повинности без вознаграждения.» (104-с.174)

Здесь не указано, что это относится к евреям. Приказ носит общий характер. Значит это касалось и евреев, а их прежде всего. Историк Е.С. Розенблат пишет: « Денежная оплата принудительного труда не была гарантирована, хотя предусматривалась выдача продовольствия, если привлеченный к принудительному труду не имел постоянного заработка» (141-сс.811-812). Нам известно: что содержавшиеся в рабочих лагерях были изолированы и не могли иметь никаких заработков. А о питании в этих лагерях мы информированы хорошо.

И в тоже время утверждать категорично, что евреям за принудительный труд не платили, будет ошибкой. Массового распространения не было. Львов — единственное место на оккупированной Украине, известное автору этого очерка, где платили евреям деньги за труд. Но что это за оплата говорит цитата из дневника очевидца событий в этом городе раввина Давида Кахане:

«Зарплата была смехотворно низкой. По сути, евреи работали только для того, чтобы иметь рабочее удостоверение. Продавать уже было нечего. Все разграбили немцы, то, что удалось сберечь, было давно продано, а то, что стремились спрятать у соседей-«арийцев», можно было считать пропавшим — лишь некоторые из «арийцев» возвращали взятое на хранение» (133-с.81)

В Первомайске Одесской обл. евреи-узники работали на маслобойном заводе. Вместо оплаты выдавали немного масла, но этого хватало на то, чтобы выменять на столько продуктов, чтобы только не умереть с голода (58-л.8).

Приведем еще один документальное подтверждение. Это отрывок из отчета фюрера СС и полиции в «округе «Галиции» группенфюрера СС Кацмана от 30 июня 1943 г. Для того, чтобы быть более убедительным приведем эту часть документа полностью:

«Состояние на 25 июня 1943 г.

───────────────────────────

1) Лагеря принудительного труда:

а) Приход

────────

зарплата 11 511 606.98 зл.

обнаруженные в одежде сваляшиеся деньги 1 232 143.71 зл.

выручка от непригодных инструментов 807.93 зл.

──────────────

12 744 558.62 зл

б)Расход:(содержание заключенных)

────────

1)продовольствие, одежда, лекарства 3 108. 866.62 злотых

2)зарплата, охрана укр.полиции 47 358. 51 зл.

3)содержание лагерей, арендная плата 118. 063.15 зл.

4)гужевой парк лошади 1 448 863. 5 зл.

машины 83 324. 14 зл.

утварь 3 037. 10 зл.

5)Приобретения инвентаря 2 410.15 зл.

телефон 5 678.44 зл.

канц. расходы 29 005.59 зл.

6) Разрешение на строительство 220 000.00 зл.

────────────────

5 711 428.92 зл.

2)Военные предприятия

──────────────────────

Приход 7 711 428.92 зл.

3)Переведено хозяйственному руководителю СС:

а) лагеря 6 867 251.00 зл.

б) военные предприятия 6 556 513.69 зл.

────────────────────

13 423 764.69 зл.

Новые переводы хозяйственному руководителю СС производятся регулярно каждый месяц (77-сс.314,315)

Здесь мы видим в первой части документа, где речь идет о доходе (приход) есть строка «Зарплата», которая составлял более 11 500 тысяч злотых. Но это был доход нацистов, а в расход входило лишь то, что тратилось на содержание узников — более 3 млн. злотых — четверть всех доходов. Зарплату получали лишь охранники из местной полиции.

А вот еще два примера из других районов Украины . Город Орджоникидзе (Енакиево) Сталинской обл. был оккупирован в ноябре 1941 г. А в декабре немецкие власти развесили приказ о регистрации евреев. В том же приказе было объявлено, что население не должно употреблять слово» еврей», а исключительно слово «жид». Было так же указано, что все трудоспособные евреи должны работать без оплаты (109-л.1)

Евреям Запорожья запрещено было выполнять какую-либо квалифицированную работу или состоять на службе. Евреи работали бесплатно и не получали никаких продуктов питания. Более того, им не разрешалось покупать продукты на базаре или в любом другом месте (110- л.3)

На оккупированной Украине евреи не получали за свой каторжный труд никакой зарплаты. Нет для утверждения обратного документальной базы. Не могли получать зарплату евреи еще и потому, что они были поставлены вне закона, вынесены нацистами за скобки понятия человечества.

Ликвидация рабочих лагерей происходила в течении всего периода оккупации. Некоторые из них уничтожались через некоторое время после из возникновения. Но массовая ликвидация этих лагерей происходила в 1942, но большая их часть была ликвидирована в 1943 гг. Чаще всего это происходило не потому, что палачи больше не нуждались в еврейском труде. Первой причиной был тот фактор, что верх брал фактор зоологического антисемитизм. Кроме того, наступление Красной Армии и приближение фронта ускорило момент уничтожения евреев. 21 июня 1943 г. Гиммлер издал распоряжение о ликвидации всех оставшихся евреев в гетто и рабочих лагерях и командах.

Это распоряжение стало немедленно выполняться. В конце июня — начале июля происходила ликвидация еврейских рабочих лагерей.

Вот несколько примеров как происходила эта ликвидация в Галиции. Уже 26 июне 1943 года лагеря было уничтожены в Перемышлянах Львовской обл. В пгт. Подволочиске Тернопольской обл. 29 июня 1943 было убито 500 евреев-рабочих. В июне 1943 г. в Бучаче той же области был уничтожен рабочий лагерь. 10 июля 1943 г. было ликвидирован несколько рабочих лагерей в Тернополь обл. Среди них лагеря в Каменке Подволочиского р-на, в Великих Борках, где было уничтожено 970 узников-евреев и в Каменке того же района. В последнем лагере жертвами стали 1 200 узников. 16 июля 1943 г. в Брошнев-Осаде Станиславской обл. было уничтожено 89 евреев (78-сс.59,144)

В июле 1943 года были ликвидированы лагеря во Львовской области в Княже, Копани, Романове, Сасове, в Станиславской обл. в с. Небылов. и в Тернопольской обл. в селах Олеев, Чистилов.

Кроме того в 1943 г. лагеря были уничтожены в Трусковцах, Ново Ярычеве Львовской обл., в Полупановке Тернопольской обл. При уничтожение евреев-рабов нацисты проявляли чудеса человеконенавистной изобретательности. Во, что вспоминал ребе Д. Кахане:

«Трудно описать отвратительное лицемерие, с которым немцы расправлялись с крупным еврейским предприятием, так называемыми «городскими мастерскими», где комендант города имел свою долю вместе с возможностью получать от нее большую прибыль. В этих мастерских, которые работали исключительно на вермахт, были заняты тысячи еврейских рабочих, и все они имели официальные

удостоверения. Перед акцией (август 1942 г. — С.Ш.) во всех удостоверениях были поставлены штампы. В первый день акции, прибыв на работу с удостоверением в руках, они увидели, что вся площадь окружена. Забрали всех.

-Но почему? — спрашивали они. — Ведь все наши документы проштампованы?!

-На ваших документах поставлена голубая печать. А действительны только документы с красной печатью!» (133-с.95)

Об уничтожение рабочих лагерей в Винницкой, обл. в 1942 и 1943 гг. говорит следующая таблица

Таблица.

│───────────────────────────────────────────────────┐

│Название Дата Кол. Источник

│ жертв │

│───────────────────────────────────────────────────

│Винница 25 авг. 1942 500 (73-с.3)

│Комсомольске 13 дек. 1942 7 (23-с.125)

│Ильинцы 15 дек. 1942 100 (18-с.13)

│Вороновицы 30 янв. 1943 570 (4-с.7)

│Хмельник 26 июня1943 50 (7-сс.52-54)

│Немиров апр. 1943 280 (5-сс.5-16))

│Тарасовка 10 дек. 1943 438

│Краснополка 10 дек. 1943 350 (2-с.164)

│Орадовка 10 дек. 1943 * (1-с.304)

│Талалевка 10 дек. 1943 * (1-с.304)

│Зарудинцы 280 (5)

│Чечелевка 661 (2-с.242)

│Чуков 700 (3-л.23)

└───────────────────────────────────────────────────┘

* В Краснополке, Орадовке и Талалаевке было убито 350 евреев-рабочих.

В Павлограде Днепропетровской обл. в июне 1942 г. был ликвидирован еврейский лагерь. Во время акции были уничтожены 2 100 евреев, как местных, так и из др районов (78-с.248)

В Краснополку 15 сентября 1942 года из Ладыжена было привезли 550 евреев. Сюда же из Печеры 16 октября 1942 г. были привезены 150 евреи, а 20 ноября 1942 г. — еще 500, и 10 мая 1943 года еще 600 евреев (1-сс.283,285,288,294). В декабре 1943 года лагерь был ликвидирован (2- 164). Всего здесь в лагере погибло 1 654 еврея (2-с.164).

В Волынской обл. 9 января 1943 г. расстреляли 101 еврея ремесленника из еврейского рабочего лагеря в с. Заболотье. Этот лагерь был создан в сентября 1942 г. (78-с.118)

16 февраля 1942 в Мирополе Житомирской были уничтожены последние евреи — 100 специалистов с семьями (78-с.211)

Созданный для нужд армии еврейский трудовой лагерь в Житомире был ликвидирован 19 августа 1942 г., когда расстреляли, как сказано в документе 237 рабочих (89-с.67). Но есть документы, что в в августе были уничтожены 500 евреев-рабочих, вывезенных сюда из Винницы. Это были трудоспособные евреи, которых накануне акции в Винницы отобрали для работы. По свидетельству документов расстреляли 25 августа 1942 года. Этим расстрелом командовал Отто Гросс (115-л.3).

Уничтожению подверглись и венгерские евреи из рабочих батальонов. В 9 км. от Коростеня в с. Купище разыгралась трагедия. В 1941-1942 гг. венгры загнали немало венгерских евреев из рабочих батальонов и евреев из соседних сел. Их использовали на самых трудных работах. Охрана избивала узников резиновыми дубинками, палками, кулаками. Здесь же находился «госпиталь» для заболевших венгерских рабочих из рабочих батальонов, приданных венгерской армии. Он занимал несколько комнат в кирпичном здании. Большинство больных лежали в открытых сараях. Вся территория была огорожена забором из колючей проволоки. Ни медикаментов, ни продуктов больные не получали. От тифа ежедневно умирало много больных. Их тела складывали, как дрова у стены соседней конюшни. В урочище Крижик свозили умерших. Когда собиралось 50-70 трупов, их клали в яму. Евреи засыпали могилы.

Венгры запрягали евреев в повозки, как лошадей, другие должны были толкать эти повозки, наполненные трупами. Солдаты с дубинками подгоняли тех, кто вез, а тех, кто отставал, пристреливали или добивали палками, кидали на подводы и на место «захоронения». Сюда свозили трупы евреев из соседних сел: Жабче, Клочки, Давидки, Краснополь, Вигов и др.

29 апреля 1943 г. было принято решение уничтожить, как считали оккупанты, этот рассадник инфекции.

В один из сараев или конюшню загнали сотни евреев. Ночью ее подожгли. Тех пытался выпрыгнуть из окна- расстреливали или закалывали штыками и бросали в огонь. И все же нескольким узникам удалось вырваться на свободу. Из не еврейских жителей никого не допускали. Конюшня была окружена венгерскими солдатами и офицерами. Утром, когда местные жители все же подошли на место пожара, из разговоров палачей они услыхали, что сгорели 800 евреев . По другим данным погибло около 600 евреев(102-сс.69,70;78-с.180).

Спасшиеся евреи рассказали, что произошло. Известия о случившемся дошло до министра обороны Венгрии В.Надю, как приказал создать комиссию, расследовать и выявить виновных. В результате работы комиссия установила, что «пожар был случайно вызван курившими евреями (78-с.180)

В Сумах в феврале 1943 г. ZK-4а расстреляла около 600 евреев из состава рабочего батальона, приданного венгерской армии (78-с.306). В других документов говорится о не менее 250 евреях, входивших в состав рабочей роты, приданной венгерской дивизии (85 -с.83) до 350 человек (105- с. 155).

Они были расстреляны в овраге стрельбища бывшего сумского аэроклуба (106).

Несколько слов об этой рабочей роте (или рабочий батальон), который состоял из венгерских евреев. Евреев не обмундировали. На левой руке у них были широкие желтые повязки. Отряд использовался на самых тяжелых и грязных работах. Когда рабочая рота прибыла в Сумы, евреи были одеты в летней потрепанной одежде. А ведь стояла холодная зима 1941/1942 гг. К тому же, больше года они не меняли белье, одежду не стирали, а ведь работа была тяжелая. У большинства из них руки и ноги почернели от обморожения. Их совсем не кормили, и каждый питался, как мог. По утверждению очевидцев, они были несчастны до невозможности и всех и всего они боялись (90- с. 207)

Об уничтожении этих венгерских евреев сообщил в своем отчете офицер абвера 2-ой немецкой армии:

«Командование 2-ой венгерской армии пожаловалось на расстрелы евреев, которые были членами рабочих батальонов. Расстрелы были произведены СД (отчет о деятельности от 9.3.43). Согласно телеграмме высшего фюрера СС и полиции в Киеве, ген. Томас, эти расстрелы, которые в основном имели место в Сумах, были одобрены 75 пехотной дивизии и задним числом разрешены. Отчасти евреи были расстреляны немецкими солдатами …»(105-с.155).

В начале статьи было сказано, что труд евреев был не только экономически и стратегически важен нацистам. Были еще и политическая и звериная необходимость: доказать: что евреи не люди, а животные, которых надо уничтожить, чтобы спасти человечество. Одни уже давно к этому были готовы, а другие по разным мотивам не хотели с этим соглашаться. Попытаюсь на примере только одного небольшого города Украины, а это мой родной город показать это переплетение человеческих судеб.

Жил до войны в городе Проскурове, что сейчас Хмельницкий, известный в городе врач-еврей по фамилии Хромой. Нацисты заставили его работать в своем госпитале. Он хотел всех их отравить, но никак не мог, все говорил, что у него, как у врача рука не поднимается это сделать. Он всегда носил собой ампулы с ядом. Перед акцией уничтожения евреев в городе Хромой отравил за обедом себя и всю свою семью(136-л.9). Вспомним о девушках-проскуровчанках, которые, ожидая расстрела в сарае, повесились, чтобы не раздеваться перед убийцами и не доставлять им удовольствие (137-лл. 7,8). Но и была Лиза Лиденбойм, которую нацисты назначили руководить гетто в Проскурове, которая вела себя не лучше чем нацисты и их пособники (136-л.5).

Но были среди немцев, не так уж часто повторялись такие случаи, те которые помогали или хотели помочь евреям в их беде. Нам уже известно: что в районе Проскурова проходила автострада Львов — Проскуров – Винница –и далее на юг до Сталино и Тагангрога. Участок дороги в районе Проскурова обслуживали несколько трудовых лагерей, главным инженером здесь был немецкий инженер полковник Лоренц. Нацисты его расстреляли в 1944 г. за то, что он помогал евреям (137-л.7). Хана Вайскоп, которой удалось спастись, упоминает еще о двух других немцах, которые сочувствовали евреям и хотели им помочь.

А вот другие немцы после участия в расстрелах евреев, как во время акции и после своей «работы» выходили пьяные и с песнями. Надсмотрщиком на железнодорожной станции Проскуров, где на разгрузке и погрузке угля работали евреи из трудовых лагерей, был немец Герман. Почти каждый день он убивал узников по своему капризу. Подходил к работающим, тыкал пальцем – «ты, ты, ты,», выводил их и закалывал штыком. После каждого убийства он показывал окровавленный штык. Прежде чем заколоть еврея, он заставлял свою жертву вырыть себе могилу. Паспорта убитых он брал себе на память. Кроме того он грабил узников. Садист- убийца был постоянно пьян (136-л. 9).

Садистами были и немцы – начальник Лезневского рабочего лагеря Бокамер и его заместитель Шмуцлер. А вот охрна лагеря состояло из немцев, местных и литовских полицейских (136-л.7). Охранниками рабочего лагеря в Летичеве были латыши(138-л.49). Эстонские полицейские батальоны «Omakaties» 36,286,287 и 288 участвовали в расстрелах евреев: их депортацию в лагеря смерти в Польшу и несли охранную службу в Тернополе. Интересно, какую независимость они защищали на Украине. К тому же клятву верности Рейху они все произносили на немецком языке.

Не еврейское население вело себя по-разному. Одни без сочувствия и даже с враждебностью относились к евреям. Помогали в их уничтожении. В день акции уничтожения шли грабить дома убитых. Они выдавали евреев нацистам, которые не всегда могли различить еврея от не еврея. Жительница Проскурова Галина Критюк за большие деньги спрятала евреев, а потом выгнала их на улицу и они погибли (136-л.11). Среди нелюдей был и шуцман Пастух, который «специализировался» на еврейских детях: он разрывал их пополам (136-лл.5,6)

Но были и те, кто рискую своей жизнью и жизнями своих близких, помогал евреям, спасал их. Агроном Владимир Ланько оказывал помощь евреям, прятал их у себя дома, переправлял их в Транснистрию, где была хоть какая-нибудь надежда выжить. После освобождения Проскурова В. Ланько арестовали «за связь с немцами». Ему грозила жестокое наказание. Те, кому он помогал, сумели доказать его невиновность. В 1970-ые гг. он проживал по улице Заводской дом №1 . А Галина Критюк осталась на свободе и всюду рассказывала, как она была спасительницей евреев (136-лл.9,11,13). В очерке есть и факты о том, как евреям удавалось бежать из рабочих лагерей, но и приходилось возвращаться потому, что им никто не хотел оказывать помощь и они погибали. Их гибель на совести не только тех, кто их убивал, но и тех, кто был равнодушным к судьбе. Вспомним о названии романа Б. Ясенского «Заговор равнодушных».

Но были и те, кто спасал, помогал евреям, рискуя своей жизнью и жизнью своих близких. Их называют Праведниками Народов Мира. В Яд Вашеме, по данным на 1 января 2011 г. зарегистрировано 2 363 жителя Украины, которым присвоено это звание. Вероятнее всего эта цифра не соответствует истине. Их было больше. Виной тому что мы не знаем о всех этих благородных людях не только тот режим, который был до 1991 г., но и время – многие спасенные не дожили до того часа, когда об этом можно было заявить. Замечательный украинский поэт Дмитро Павличко на церемонии присвоения звания Праведника в Зале Памяти в Яд Вашеме сказал: «Они спасли честь украинского народа!»

Да будет благословенна память тех: кто был убит и тех кто помогал и спасал в дни жесткие и кровавые. В еврейской литературной традиции есть такая форма при которой, упоминая имя злодея, всегда писали: «Да будет стерто его имя!» Да будут стерты имена всех тех, кто убивал или помогал убивать безвинных людей! Да будет вечная память о тех, кто спасал! Аминь –Умейн!

Тема еврейского принудительного и рабского труда, возможно, не очень популярна в нынешней Украине. Об этом можно судить хотя бы по сообщению в разделе «Хроника» «Украинского исторического журнале» о украинско-немецком семинаре «Вторая мировая война: принудительный труд, репатриация, эмиграция», который состоялся 6 августа 2012 г. в Киеве . В этой заметке говорится о темах сообщений докладчиков по заданной проблеме. Становится ясным, что речь шла на конференции исключительно лишь об этнических украинцах и только о них. Првда положениие спас гость семенара из Белоруссии, доцент из Белорусского государственного университетта К.Козак, который «рассказал о деятельности Исторической мастерской в Минске и презентовал подготовленные им издания, посвященные бывшим узникам гетто и «восточным работникам». Эти книги белорусский ученный передал в библиотеку институ истории Украины НАНУ» (142-сс.225-226).

Может теперь переданные ученым книги напомнят, что принудительный труд на оккупррованной Украинене не был этнически чистым. Об этом же говорит и статья в том же журнале. Статья даже не упоминает о рабах-евреях во время Шоа (Холокосте), хотя она посвящена политике и практике принудительного труда на оккупированной Украине ( 143-сс. 64-77). Данная статья принадлежит автору и этого сообщения о семенаре.

Автор: Семен Швейбиш

Примечания

===========

По просьбе автора публикуется в порядке исключения без изменения авторской орфографии и пунктуации (прим. ред.).

*(Цифры в скобках указывает: первая – на название источника в списке в конце статьи, а вторая на страницу или лист документа).

1. Сarp M. Cartea Neagra. Vol.3. Bucuresti,1947
2. Государственный архив Российской Федерации (далее ГАРФ) ( ф.7021, оп.54, д. 1272).
3. ГАРФ. Ф. 7021, оп 54, д.1241.
4. ГАРФ. Ф. 7021, оп.54, д.1260
5. Справка правления Винницкой областной организации Украинского общества охраны памятников истории и культуры от 1 ноября 1990 г.
6. Архив Яд Вашем(далее АЯВ). М-33/201
7. Гос. архив Винницкой обл.
8. АЯВ.03/5911 Свидетельские показания Моше Вольдмана.
9. АЯВ.03/2785. Свидетельские показания Гриши (Цви) Вассермана
10 АЯВ 033/4923. Воспоминания С.Додика.
11. Катастрофа европейского еврейства. Часть 3. Открытый университет Израиля. 1995.
12. АЯВ. М-33/276
13. АЯВ. 03/ 7064
14. АЯВ. 03/3858. Воспоминания Пинкаса Фишбаха.
15. АЯВ.М-33/ ГАРФ 7021-54-1236 лл.5,57,62,63)
16. Иудит Аргачева.»Прошу вас, отзовитесь!».Рассказ Владимира Эфтора //»Вести»,Вторник 17.09.96. 9 полоса.)
17.АЯВ, 03/7021
18.Гос. архив Винницкой обл., ф. р-4463,оп.1 д.15 л.13.).
19.ГАРФ. Ф. 7021, оп.54, д.1243
20.ГАРФ. Ф. 7021, оп.54, д.1261
21.ГАРФ. Ф. 7021, оп.54, д.1234.
22.АЯВ;03/7021
23.ГАРФ. Ф. 7021,оп.54, д.1246
24. Яд-Вашем, Отдел Праведников Мира д.9608
25.АЯВ. М-33/196 л. 15)
26.АЯВ. 03/6401. Свидетельские показания Ханы Шварцман
27. «Люди кругом были хорошие». Воспоминания Жени Болоховской (Вейгман). //»Вести».18.03.97 с.9)
28. Вiнниччина в роки Великоi Вiтчизняноi вiйни (1941-1945). Збiрник документiв i матерiалiв. Одеса,1971.
29. АЯВ. 03/6400. Свид. показ. М.Винник
30. АЯВ. М-33/199. ГАРФ 7021-54-1248
31. АЯВ. 03/6400. Свид. показ. Марии Винник
32.»Люди кругом были очень хорошие». Воспоминания Жени Болоховской(Вейгман).//»Вести» 18.03.97 с.9)
33. Еврейский геноцид на Украине в период оккупации в немецкой документалистике. 1941 -1944. Харьков-Иерусалим. 1995.)
34.АЯВ. 03/4401. Свидетельские показания Пилат Фейги.
35.АЯВ. 03/5961. Свидетельские показания Моше Вольдмана.
36. АЯВ. 03/5216. Свидетельские показания Яженского Шмидта.
37. АЯВ. 03/5952. Свидетельские показания Моше Хмелинского.
38. АЯВ. 03/6450 . Свидетельские показания Зелика
39. ГАРФ. Ф. 7021, оп.57, д.68
40. ГАРФ. Ф. 7021, оп.60, д.291
41. Черная книга. Составлена под редакцией Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга. Иерусалим,1980
42. Абрамович Илья. Не забыть. Трагедия евреев города Зинькова. New York,1991.
43.АЯВ 03/4406 Свидетельские показания Бенциона Клеймана
44.АЯВ.03/4406
45.ГАРФ. Ф. 7021, оп.64, д.800
46.Круглов А.И. Уничтожение еврейского населения Украины в 1941 — 1944 г. Хроника событий. Могилев-Подольский. 1997.
47. Я помню всех, с кем меня расстреливали . Воспоминания Якова Мицеля. //»Вести»,13.08.96,)
48. АЯВ. 03/7064. Свид. показ. А.Шмойша.
49. Винокурова Фаина. Еврейское население в немецкой и румынской зонах оккупации Винницкой области /1941-1944 гг. Сравнительный анализ архивных документов.// Катастрофа Европейського еврейства пiд час другоi свiтовоi вiни. Рефлексii на межi столiть. Збiрник наукових праць. Матерiали конференцii
29-31 серпня 1999 р. Киiв, 2000.
50. 100 еврейских местечек Украины. Исторический путеводитель. Выпуск 2. Подолия. Санкт-Петербург, 2000.
51. АЯВ. 03/3734. Свидетельские показания Эти Цалевич.
52. АЯВ. 03/3766. Свидетельские показания Ханы Вайскоп.
53. АЯВ. 03/4928. Свидетельские показания Тонконогого Изи.
54. АЯВ. М-33/193
55. 100 еврейских местечек Украины. Исторический путеводитель. Выпуск 2. Подолия. Санкт-Петербург, 2000.
56. АЯВ 03/5206.
57. АЯВ.03/5216.
58. Фингерман Л. «Обыкновенная» жизнь. //»Еврейский камертон», приложение к газете «Новости недели», 20 сентября 1996 г.
59.»Зачем ему теперь шапка?», Воспоминания Фаины Фишерман. «Вести»,вторник 1.07.97.
60.Ляховицкий Ю.М. Желтая книга. Свидетельства. Факты. Документы. Харьков,1994.
61. АЯВ. М-33/378, ГАРФ 7021-74-486.
62. АЯВ. М-37/173. ЦГОО Украины 1-23-932
63. Вайнштейн А. Пятка // «Еврейский камертон».Литературно-художественное приложение к газете «Новости недели». 20 декабря 1996 г.
64. АЯВ. М-52/13
65.The Einsatzgruppen riports. Selections from the Dishftches of the Nazi Death Sguads` Campaign Against the Jews July 1941 — January 1943. Edied by Yizhak Arad, Shmuel Krakovski, Shmuel Spektor. New York, 1989
66.Басовский Григорий. В этот день немцы решили уничтожитьвесь лагерь…// Живыми остались только м. Свидетельства и документы. Редактор-составитель, автор предисловия и комментариев д-р Борис Забарко. Киев, 1999.
67. Бортникер (Авербух) Мария. Мы все время жили в тревоге.. // Живыми остались только мы. Свидетельства и документы. Редактор-составитель, автор придесловия и комментариев д-р Борис Забарко. Киев, 1999.
68. Бруш (Мошель) Елизавета.В гетто погибло наших родных — 106 человек, а на фронте -38… // Живыми остались только мы. Свидетельства и документы. Редактор-составитель, автор предисловия и комментариев д-р Борис Забарко. Киев, 1999.
69. Кановская Клара. Выжить- подвиг. // Живыми остались только мы. Свидетельства и документы. Редактор-составитель, автор придесловия и комментариев д-р Борис Забарко. Киев, 1999.
70. «Папа вложил меня в трубу». Воспоминания А.Погорелис, Запись И.Аграчевой. // «Вести», 29.08.1995 года с.12
71. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944). Сборник документов и материалов. Редактор Ицхак Арад. Иерусалим, 1991.
72. Альтман Илья. Жертвы ненависти. Холокост в СССР. 1941-1945. Москва. 2002,
73. АЯВ М-33/187 , ГАРФ 7021-54-1236
74. Винничина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. Одесса, 1971.
75. Винокурова Фаина еврейское население в немецкой и румынской зонах оккупации Винницкой области (1941-1944). Сравнительный анализ, обзор архивных документов.//Катастрофа Европейського еврейства пiд час другоi свiтовоi вiни. Рефлексii на межi столiть. Збiрник наукових праць. Матерiали конференцii 29-31 серпня 1999 р. Киiв, 2000.
76.»Вiннницька газета».
77.Сборник документов и материалов об уничтожении нацистами евреев Украины в 1941-1944 годах. Составитель А.Круглов. Киев,2002.
78. Круглов А.И. Катастрофа украинского еврейства 1941-1944 гг. Энциклопедический справочник. Харьков,2001.
79.Сталиндорф жив памяти народной. Днепропетровск, Украине, 1998
80. АЯВ. 03/4067. Свидетельские показания Кигиса Михаила Абрамовича
81.Круглов А.И. Уничтожение еврейского населения Украины в
1941 — 1944 г. Хроника событий. Могилев-Подольский. 1997.
82. Свидетельство Андрущенко-Коган Лидии.//В огне Катастрофы (Шоа) на Украине. Свидетельства евреев-узников концлагерей и гетто, участников партизанского движения. Редакторы-составители д-р Пинхас Агмон и д-р Иосиф Маляр.»Бейт Лохамей ха-геттаот».1998.
83. В огне Катастрофы (Шоа) на Украине. Свидетельство евреев-узников концлагерей и гетто, участников партизанского движения. Редакторы-составители д-р Пинхас Агмон и д-р Иосиф Маляр. Издание Бейт Лохамей ха-геттаот»,1998.
84 0. Гос. Архив Киевской обл. ф. 4758, оп. 2 д. 20.
85 0.ЦГАОР СССР ф.7021, оп.54, д. 1272 ( В Архиве Яд-Вашем в фонде М-33 есть дело 224, но этот материал отсутствует)
86 0.Ляховицкий Ю.М. Желтая книга. Свидетельства.Факты.Документы. Харьков,1994.
87.Финкельштейн Иосиф, Скорбь, или как был «решен» еврейский вопрос на Подолии. // «Еврейский камертон» («Новости недели»), 25 мая 2000 г.)
88.Кузнецов Анатолий (А.Анатолий). Бабий Яр. Роман-документ. Possev-USA, New-York,1986.
89. Круглов А.И. Уничтожение еврейского населения в Винницкой обл. в 1941-1944 гг. Могилев-Подольский, 1997
90.Неизвестная Черная книга. Иерусалим-Москва, 1993.
91. «Радуйтесь, что мальчик умер». Воспоминания Елизаветы Котляр (Зальцман). //»Вести», 27.08.96.
92. АЯВ. М-33/192: ГАРФ, ф. 7021, оп.54, д.1241
93. АЯВ.М-33/223
94. АЯВ 033/4341. Воспоминания Бравермана Мотыля
95. АЯВ. 03/5445 Свидетельские показания Срулевич Лизы.
96. АЯВ 03/6710. Свидетельские показания Рушанского Иосифа.
97.»Кормилец.» Воспоминания М.Ромава. //»Вести», Вторник 30.07.97.
98. Iсторiя мiст Украiнськоi РСР. Хмельницька область. Киiв, 1971.
99. АЯВ. М-33/328. (ГАРФ. Ф.7021, оп.69, д.84)
100.АЯВ. М-33/193
101. Абрамович Илья. Не забыть. Трагедия евреев города Зинькова. New York.1991
102.Искоростенский П. Трагедия села Купище. // Еврейские вести. -1993, сентябрь
103. Хонигсман Я.С. Трагедия львовского еврейства.// Катастрофа i опiр укаiнського еврейства (1941-1944). Нариси з icторii Голокосту i Опору в Украiнi. Киiв-1999.
104.Преступные цели — преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941-1944гг.). Третье издание. Москва, 1985.
105. Круглов А.И. Энциклопедия Холокоста. Еврейская энциклопедия Украины. Под редакцией И.М.Левитаса. Киев,2000.
106.Справка правления Сумской обл. организации Украиского об-ва охраны памятников истории и культуры.
107. АЯВ. М-33/378 (ГАРФ. Ф. 7021, оп.74, д.486).
108. АЯВ. М-33/390 (ГАРФ, ф.7021, оп.74, д.507)
109. АЯВ. М-33/349 (ГАРФ, ф. 7021, оп.72, д.18)
110. АЯВ. М-33/51; (ГАРФ, ф. 7021, оп.61, д. 703)
111. Шайкин И.М. Зябко М.Н. Нацистский геноцид в еврейских земледельческих колониях Юга Украины.// Каиастрофа i опiр украiнського еврейства (1941-1944). Нариси з iсторii Голокосту i Опору в Украiнi. Киiв,1999.
112. АЯВ.М-33/675 (ГАРФ, ф. 7021, оп.57, д.68)
113 . Российская еврейская энциклопедия. Том 4. Москва 2000
114. Книга спасения. Часть вторая. Часть вторая. Автор-составитель и литературная запись Леонид Коваль. Юрмала, 1993
115. АЯВ. М-33/187. (ГАРФ. Ф.7021,оп.54, д.236)
116. Гладкая Ева. Забвению не подлежит. // Живыми остались только мы. Свидетельства и документы. Редактор-составитель, автор предисловия и комментариев д-р Борис Забарко. Киев, 1999.
117. АЯВ. М-52/440.
118. АЯВ. 03/4406. Свидетельские показания Бенциона Клеймана.
119. АЯВ. М-33/108. (ГАРФ Ф.7021,оп.66, д. 122)
120. АЯВ. М-53/107.
121. АЯВ. Отдел Праведников Мира, дело 9469
122. АЯВ. М-33/182 (ГАРФ. Ф.7021,оп.65, д.521)
123. АЯВ. М -33/178 (ГАРФ.Ф.7021,оп.65, д.241)
124. АЯВ. М-33/187 (ГАРФ. Ф.7021, оп.54,д.1236)
125.38.АЯВ. М-53/185. Протокол допроса С.Берлянта.
126.АЯВ. М-53/185. Протокол допроса Л.Островского
127.АЯВ. М-53/185. Протокол допроса Я.Стеюка.
128.АЯВ. М-53/185. Стенограмма воспоминаний Д.Проничевой.
129.I.Г. До iсторii ремiсноi працi мiж евреями на Украiнi //Збiрник праць еврейськоi icторично-археографiчноi комicii. Том II . Киiв,1929
130.»Дер Эмес» (Москва) 20 марта 1923 г. (на идиш).
131. Баршай Александр. Это было в Томашполе. Свидетельства Ииши Бренера, Семена (Суни) Нагирнера и Авраама Конюхова — очевидца событий.// «Вести», приложение «Вести-2». 26 августа 2004.
132. Юдео-християнський дiалог в Украiнi. Стенограмма семiнару (19-20 квiтня 1999 року, м. Львiв. Львiв-Киiв. 2000 р)
133.Щоденник Львiського гетто. Спогади рабина Давида Кахане. Упорядник Жанна Ковба. Киiв-2003.
134.Дудаков С.Ю.Этюды любви и ненависти. Москва,2003.
135.АЯВ. М-35/14.2
136. АЯВ. 03/3766. Показания Ханы Вайскоп.
137. АЯВ. 03/3734. Показания Эти Цалевич.
138. АЯВ. 03/7064.
139. Арад Ицхак. Катастрофа евреев на оккупированных территориях Советского Союза (1941-1945) Том первый. Том второй. Москва, 2007.
140 Трубаков Захар. Тайны Бабьего Яра. Документальная повесть-хроника. Телль-Авив. 1997.
141. Розенблат Е.С. Принудительные работы. \\ Холокост на территории СССР. Энциклопедия. Руководитель проекта и главный редактор И.А. Альтман. Москва. 2009)
142. Забололотна Т.В. Украінсько-німецький семинар «Друга світова війна примусова праця, репатріація, еміграціа.\\ Укрінський історичний журнал. №5. 2012.СС.-225-226
143. Лобода М.К. Політика і практика працевикористання в окупованій Україні (1941- 1944).\\ Український історичній журнал. №3, 2010.

Источник: berkovich-zametki.com
Перейти на сайт →

Помощь проектуВам нравится сайт Красилов Еврейский? Вы можете помочь развитию проекта. Я хочу помочь!